Николо-Теребеньский монастырь

Достопримечательности и история Максатихинского и Бежецкого районов

Модератор: Алексей Крючков

О фантазиях

Сообщение Андер » 15 дек 2013, 10:48

Ну, вот еще нашел о тамошних фантазиях, и это заметьте было опубликовано в журнале "Вокруг света". Цитата: «След очень маленький, 35-го с половиной размера. Возможно, что это след Божией матери. Христос путешествовал по храмам с двенадцати лет, а в этом возрасте нога больше». Это что?????? Интересно по каким это храмам "путешествовал Христос", если Храм был один? А , в Египте наверное по местным храмам или в Индии бывал? Не, ну неужели они там даже не в курсе, что такое камни-следовики, а Священную историю хотя бы элементарно знают? А со здравым смыслом дружат? Слов нет...
Андер
 
Сообщений: 47
Зарегистрирован: 10 ноя 2012, 14:38
Откуда: Москва

Re: Николо-Теребеньский монастырь

Сообщение Андер » 15 дек 2013, 11:02

А вот иконография у иконы странная. Мне кажется это какой-то "микс" местных "двоеверных" представлений и поздней иконографии, которая стала распространятся в 17 веке из Украины, особенно в печатных изданиях Киево-Могилянской академии, можно видеть примеры такого "латинского" влияния, очевидно через Польшу, на Богородичную иконографию. Вот например, даже местночтимая икона там "Блаженно чрево", как раз характерный пример этого. Очевидно какие-то предания связанные с камнем легли в основу почитания этого образа. Хотя возможно еще и влияние старого новгородского образа Знамения. Жалко материалов мало, только слухи. Но, вот что интересно, это пропажа подлинника иконы, якобы он бы увезен в Софийский собор. Очевидно "Теребенская" попала под волну борьбы с местными святынями, которые особенно жестко проводились при Петре, посмотрите "Духовный регламент". Еще необходимо отметить, что автор этого произведения Феофан Прокопович был как раз митрополитом Новгородским, поэтому в епархии у себя и вел последовательно борьбу с "явленными иконами". Очевидно, иконография вызвала смущения "новгородских инквизиторов" (это официальная должность в то время), особенно культ какого-то камня, странная история появления и т.д. Поэтому и созрело решение изъять ее в епархиальную консисторию. Но как видим, местное почитание осталось на уровне многочисленных списков.

А вообще, я почитал дневник архиепископа Саввы Тверского, очень интересные сообщения относительно Теребенской пустыни. Сразу скажу, о иконе Богородицы, он не упоминает, говорит только о почитаемом и чудотворном образе свт. Николая. А вот сам монастырь по его мнению заставляет желать лучшего, постоянно жалобы оттуда идут от прихожан и от самих монахов, в основном пьянство, но иногда дело доходило даже до поножовщины (один монах зарезал другого), причем о таком печальном положении он говорит не раз, даже по приезде Владыки, один из тамошних монахов, и то "принял на грудь", он вообще жалуется, что сельское духовенство чрезвычайно было подвержено этому пороку, говорит, каждую неделю ему приходится разбирать подобные дела.
Андер
 
Сообщений: 47
Зарегистрирован: 10 ноя 2012, 14:38
Откуда: Москва

Re: Николо-Теребеньский монастырь

Сообщение Денис Ивлев » 16 дек 2013, 18:16

Догадки насчёт иконографии интересные. Но чётко ответить на поставленный вопрос не могу, т.к. мало работал над этой темой. Возможно, работая над историей монастыря (сейчас занимаюсь другим Никольским монастырём в Белом Омуте) смогу ответить на этот вопрос. Возможно, сама икона поздняя. Описания её явления я не видел в архивах, а слышал только от о. Геннадия, так же и о том, что подленная икона спрятана на дне монастырского колодца, якобы от безбожных властей. Тут в архиве нарисовались интересные документы по поводу закрытия обители - посмотрю нет ли там чего-либо по этому вопросу.
Что касается явления пьянства и поножовщины, то нисколько не удивлён этому, т.к. сюда ссылали на исправление различные духовные чины, тяжко прегрешившие в жизни у себя на приходах. Эх, эту бы практику да сейчас, за сребролюбие, например. Вы знаете о подземной церкви Александра Свирского? Это подвал старого собора, который обрушился. Так вот церковью стал называть это помещение о. Геннадий. А вот Добровольский, например, в 1901 г. такой церкви не упоминает. Тот же о. Геннадий рассказал, что сажали сюда за решётку особо ретивых, и кормили через ту же решётку. Он даже это оконце показывал, пока подвал был цел. Сейчас свод рухнул, а оконце замуровали при новой настоятельнице. Так вот, ретивые эти священники и монахи порою действительно исправлялись, а некоторые, раскаившиеся, сподобились видеть явление Николая Чудотворца в этой подземной части старого собора, поэтому и сделали там церковь. Кто знает, может так оно и было. Не все ж оставались после такого поста и молитвы на прежних своих страстях. Кто-то их и искоренял.
DSC_0111.JPG
Теребинская икона. Список нач. XX в. из Вышнего Волочка, сделанный на Афоне.

Адрес сайта Николо-Теребенского монастыря: http://nik-ter.ru/monastyr/istoriya
Аватар пользователя
Денис Ивлев
 
Сообщений: 1573
Зарегистрирован: 11 июл 2010, 08:01
Откуда: Вышний Волочек - Спирово - Москва

Re: Николо-Теребеньский монастырь

Сообщение Павел Иванов » 30 окт 2015, 18:49

Забрался сегодня на митрополичий сайт, полюбопытствовать, как митрополит оказался в Торопце, а там такая занятность висит: http://tvereparhia.ru/novosti/novosti-m ... -monastyre

Эвона как матушка Ольга развернулась :shock:
Вложения
151024_3.jpg
Аватар пользователя
Павел Иванов
 
Сообщений: 707
Зарегистрирован: 26 июл 2010, 13:06
Откуда: Тверь

Авраам Мельников - архитектор Никольского собора

Сообщение Денис Ивлев » 11 фев 2018, 18:05

Cтатья об архитекторе Никольского собора обители Аврааме Ивановиче Мельникове. Посвящается 200-летию начала строительства собора и 180-летию его освящения: http://matveevo.prihod.ru/khramy_vyshne ... id/1202503.
Саму статью ещё планирую дополнить, затем так же здесь помещу.
Аватар пользователя
Денис Ивлев
 
Сообщений: 1573
Зарегистрирован: 11 июл 2010, 08:01
Откуда: Вышний Волочек - Спирово - Москва

Никольский собор Николо-Теребенского монастыря

Сообщение Денис Ивлев » 22 май 2018, 13:49

Статья о строительной истории Никольского собора Николо-Теребенского монастыря, раскрывающая этапы строительства собора, имена участников и подрядчиков, и самое главное - имена художников, расписывавших собор: http://matveevo.prihod.ru/khramy_vyshne ... id/1203174. Впервые вводятся в научный оборот сведения о картинах Григория Сороки в Никольском соборе.
С праздником Святителя и чудотворца Николая!!!
Аватар пользователя
Денис Ивлев
 
Сообщений: 1573
Зарегистрирован: 11 июл 2010, 08:01
Откуда: Вышний Волочек - Спирово - Москва

Отзыв

Сообщение Алексей Крючков » 22 май 2018, 20:11

Мне очень понравилась статья по своему оформлению. Чётко выделены цитаты, даны ссылки на источники прямо по тексту (а не просто перечислены в конце, как у некоторых иных авторов), к месту поставлены иллюстрации. И даже ошибок и опечаток - почти нет, что показывает большой прогресс автора! Процесс строительства храма показан весьма детально и многие детали публикуются для широкой публики впервые.
Аватар пользователя
Алексей Крючков
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 3240
Зарегистрирован: 24 июн 2010, 19:44
Откуда: Удомля

Датированы картины Никифора Крылова

Сообщение Денис Ивлев » 26 май 2018, 06:05

Алексей, спасибо!
Дорогие друзья, здесь я публикую сокращенный и дополненный вариант статьи о строительстве собора. Дополнением является то, что удалось датировать картины Никифора Крылова с описанием чудес Святителя Николая - 1825 г.! А так же развеять сомнения в том, что художник написал лишь несколько картин для собора, а не все девять. Теперь мы знаем, что все девять картин и две иконы были написаны для монастыря Крыловым в 1825 г. К сожалению, пока не нашел ни одного упоминания Венецианова, но учитывая сохранность монастырских документов, возможно и его руку мы тоже обретем:)
К строительной истории Никольского собора Николо-Теребенского монастыря.
2017 г. – 525 лет с момента основания Николо-Теребенского монастыря.


Одним из самых ярких архитектурных памятников Николо-Теребенской обители является ее главный собор в честь Святителя и Чудотворца Николая, выстроенный взамен прежнего каменного собора. В Тверском областном архиве сохранилось несколько документов, которые дают понять, как выглядел Никольский собор XVI в., а так же помогают восстановить его строительную историю.
Тверские исследователи А.М. Салимов и М.А. Салимова на основании архивных данных воссоздают облик первого каменного Никольского собора следующим образом: «Композиционно собор соответствовал широко распространённому во второй половине – конце XVII в. архитектурному типу, когда все основные объёмные компоненты комплекса располагаются на одной продольной оси. Четверик Никольского собора был увенчан пятью главами. Ещё две главы помещались на алтарях – основном и придельном. Заметим, что «малая» церковь Якова Боровицкого примыкала к северной стене трапезной. С запада к соборной трапезной была пристроена колокольня, на которой висело восемь колоколов. В стену колокольни были вмонтированы «часы боевые железные на ходу», а рядом с ней находилась «палатка кладовая». С севера и юга в четверике были устроены два дверных проёма с каменными крыльцами на столбах. Учитывая время строительства церкви, можно предположить, что изначально основной объём храма венчало несколько рядов кокошников, которые позже закрыли четырёхскатной кровлей»1.
Многочисленные переделки, ремонты и поправки каменного соборного храма, которыми пестрят документы монастыря начала XIX в. не могли остаться незамеченными, а посему давно уже настала необходимость соборный храм разобрать и выстроить новый. В 1818 г. на должность строителя заступил иеромонах Сергий. К делу новый строитель Николаевской Теребенской пустыни подошёл с полной ответственностью. Осуществление замысла по возведению Никольского собора началось уже в конце 1818 г. Будущий архитектор соборного храма Абрам Иванович Мельников «осматривал грунт земли, и нашел оный твердым и прочным». По итогам этого осмотра строитель иеромонах Сергий «зделал с ним и условие как в плате за сочинение плана, так и за смотрение при строении»2 и рапортовал об этом в январе 1819 г.2. Где и как братия монастыря познакомилась с, ныне совсем забытым, а в своё время одним из известнейших архитекторов нам неизвестно. Так же и каким образом удалось заполучить столичного архитектора в дальний монастырь на Мологе тоже пока загадка.
Отдельно стоит сказать об авторе проекта Аврааме (Абраме) Ивановиче Мельникове. Это был один из известнейших архитекторов своего времени. Академик Витберг пишет о том, что он является одним из авторов проекта на конкурс по созданию Храма Христа Спасителя на Воробьёвых горах3. И проект Авраама Ивановича получил первую премию в конкурсе! Но Александр I выбрал проект молодого Витберга, который ему представили в обход всех конкурсных проектов. Как выглядел храм на проекте Мельникова нам известно – это было масштабное по своей архитектуре сооружение, черты которого потом будут просматриваться и в архитектуре Никольского собора в Теребенях.
Мельников не отчаялся и принял участие в конкурсе проектов на перестройку Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге. Здесь он снова стал победителем! Но предпочтение было отдано Монферану, при чём Монферан использовал в своём проекте чертежи Мельникова. Каков был проект Авраама Ивановича на постройку Исаакиевского собора мы не знаем, но вполне возможно, он лёг в основу его работы над проектом Никольского собора.
Авраам Иванович Мельников - архитектор собора.jpg
Авраам Иванович Мельников - архитектор собора

Период проектирования и начала строительства Никольского собора Теребенского монастыря в жизни Авраама Ивановича мало освещён исследователями. Известно лишь то, что Мельников женился в 1817 г. на дочери архитектора Мартоса Любови Ивановне. Исследователь творчества Мельникова Пётр Николаевич Петров в своей статье о нём написал: «На Мельникова неуклонно возлагалось участвование во всех объявленных правительством конкурсах, и его труды по преимуществу удостаивались утверждения, но выполнение поручалось другим, а композитор оставался в тени. Раз один отважился он заявить, что было бы совершенно справедливо его, как автора проектов, исполняемых другими, чем-либо вознаграждать, в поощрение, - но это вызвало такую бурю, что он проклял свою отвагу напоминать о законном, казалось, праве своём»4. Не это ли послужило причиной тому, что проект Маркова на постройку Никольского собора в обители так и остался неизвестным.
А.М. Салимов и М.А. Салимова, рассматривая строительную историю Никольского собора, делают интересное предположение: «В конце 1818 г. на основании представленных проектов церкви и оранжереи Мельников был удостоен звания профессора Петербургской академии художеств. В источнике не указано, чертежи какой церкви были предложены на рассмотрение. Существует предположение, что это был проект Никольского единоверческого храма в Петербурге, который А.И. Мельников выполнил в 1818 г. Однако в свете последних изысканий это мнение не представляется бесспорным»5.
К произведениям Авраама Ивановича Мельников, созданным одновременно с собором в Николо-Теребенском монастыре, относятся: кафедральный Христорождественский собор в Кишинёве (1830-1836), кафедральный Преображенский собор в Нижнем Новгороде (1830-1834), Преображенский храм в Мозоловском монастыре в Мстиславле (1830-е гг.), Преображенский собор в Болграде (1833-1838), Благовещенский собор в Пскове (1832-1837), Троицкий собор в Липецке (1834-1848), Благовещенская церковь на Волковом кладбище Санкт-Петербурга (1835-1836), колокольня Успенского собора в Ярославле (1831-1836). Проектирует в этот период он и множество гражданских зданий6.
Воплощение идеи строительства растянулось на десятилетия. В 1821 г. «означенной пустыни на соборной церкви и на двух корпусах настоятельских и братских келий крыши покрашенные ярью медяною от долговременности полиняли» и новый строитель пустыни иеромонах Серафим испросил разрешение их выкрасить7.
В 1825 г. в документах обители отмечается ещё одна большая трата – решено отлить новый колокол. В своём прошении строитель Серафим обосновал эту необходимость тем, что «большой колокол имеет в себе весу шестьдесят два пуда, а во всех колоколах сто двадцать восемь пудов. Звон в нашей пустыни самой беднейший, желательно нам купить колокол от ста двадцати пудов»8. В августе колокол весом 127 пудов был куплен у тверского заводчика Степана Капустина и повешен на колокольню9.
Всё это время параллельно шла подготовка к строительству собора. В апреле 1828 г. с крестьянином Василием Фёдоровым «составлено условие», согласно которому он обязался «с колокольни колокола снять, сделать для них деревянный на столбах шатер и покрыть его тесом»10. В январе 1829 г. новоторжский купеческий сын Яков Ширяев заключил договор со строителем иеромонахом Серафимом на изготовление ста тысяч кирпичей «ценою за тысячу по пяти рублей и пятьдесят копеек»11. Он же продолжал изготавливать кирпич и в 1833 г., когда работы по кладке собора почти завершились12. Работы по возведению собора продолжались с 1829 по 1833 г. Кладкой собора занимались новоторжские ямщики Гаврило Иванов Пожарский с детьми Никифором, Михайло, Петром и Иваном13.
Особо показательными в строительной истории Никольского собора являются «Книги записи церковных сумм», где отражены имена подрядчиков и мастеров, а так же перечислены материалы, использовавшиеся на строительстве собора. За 1827 г. мы находим уже известное нам имя «Бежецкаго уезда села Белаго крестьянина подрядчика плотников Василья Федорова», который за «построение новаго шатра на столбах для вешания колоколов» и другие плотницкие работы по монастырю получил пятьсот рублей серебром14. Крестьянин Подмонастырской слободки Алексей Антонов окрасил «колоколенный шатер» мумиёю15.
Никольский собор Теребенского монастыря..jpg
Никольский собор Николо-Теребенского монастыря в наши дни. Фото Д. Ивлева
В 1829 г., когда начались активные работы по строительству собора, упоминаются и подрядчики, занимавшиеся подготовкой кирпичного завода, подвозом камня и извести на строительство: «1829 г. Май. Бежецкаго уезда села Спасскаго крестьянину Федору Кондратьеву за 3 1,2 сотни корья десятиаршинной меры для покрытия кирпичных сараев по 10 рублей за сотню, 35 рублей и за 4 сотни десятиаршинной драни, для покрытия кирпичеобжигальной печи по 7 р. 50 коп за сотню, 30 рублей. Бежецкаго уезда села Белаго подрядчику плотников крестьянину Василью Федорову за построение двух кирпичных сараев, одного на 35 саженях, а другаго на 30 саженях длины и в 5 сажен ширины жилой при оных сараях избы и шатра над кирпичеобжигальной печью серебром пятьдесят рублей 16.
За 1830 г. строительные записи начали вестись уже в феврале: «Февраль. Весьегонскаго уезда села Порогов крестьянину старосте Федору Матвееву за 1000 четвертей извести для строения Соборной церкви и колокольни по рублю пятидесяти копеек за четверть и того серебром тысяча пятьсот рублей. Подрядчику строения соборныя каменныя церкви и колокольни во имя Святителя Чудотворца Николая Новоторжскому ямщику Гавриле Пожарскому выдано денег серебром три тысячи рублей17. Декабрь. Новоторжскому мещанину Павлу Болдину за промен старых двадцати двух решеток железных на новыя в коих весу девяноста пудов для строения церкви заплочено по четыре рубли за пуд18».
1832 г. – кладка собора подходит к концу, начинаются отделочные и кровельные работы. Церковные книги снова пестрят уже знакомыми именами подрядчиков, встречаются и новые имена и географиеческие точки на карте Тверской губернии, откуда доставляли материал и даже пути его доставки: «1832 г. Июль. В городе Старице у мещанина Ивана Герасимова Клувенцова куплено для церковнаго строения белаго ступеннаго камня триста камней, длиною аршин, шириною пол аршина, толщиною шесть вершков, за которыя камни с поставкою по течению рек: Волги и Мологи до Теребенской пустыни заплачено ему Клувенцову по 50 копеек за камень. Ему же Клувенцову за 16 лещедей длиною и шириною полтора аршина, толщиною 6-ть вершков на капители за которые лещеди по 22 рубля с поставкою же19. Новоторжскому ямщику Ефрему Климентьеву Дупленскому за сделание кирпича и обжигу онаго за 150 тысяч – 1050 руб20. Откябрь. Бежецкому мещанину Ивану Васильеву Неворотину за выправку стараго листоваго железа и за покрытие новостроющейся трапезной церкви листовым железом выдано серебром – 238 руб21.
1833 г. – стал годом завершения основных работ на храме. Закупаются краски и червонное золото на золочение крестов и подкрестовых шаров – «яблок»: . «1833 г. Май. Бежецкому купеческому сыну Ивану Неворотневу: … за три пуда и пять фунтов веревок для употребления при строении церкви, яри медянки 5 фунтов, белил свинцовых 30 фунтов, сажи галанской 10 фунтов, сурику фунт 30 коп, вохры 20 фунтов, нашатырю фунт, аглинскаго прутоваго олова для спайки на колоколенном шпиле белаго железа 4 фунта, стали 20 3,4 фунтов, масла деревяннаго 10 фунтов, за алмаз для резания стекол, гвоздей двоесту и троесту 47 фунтов, и однотесу для употребления при построении церкви 1 пуд, за 6 книжек листоваго червоннаго полузолотниковаго золота для позлащения шара и креста на новую колокольню по 10 руб. за книжку, а всего серебром 167 рублей 64 коп»22.
В июле 1833 г. Гаврило Пожарский с детьми заключили договор со строителем иеромонахом Сергием «нашей кладки, новую церковь с алтарём, трапезою и колокольнею, как внутри, так и снаружи отщекотурить совими рабочими людми и своими инструментами из всего монастырского материала, производя работу сию прочно и чисто». Кроме этого мастера обязались «лепныя фигуры и украшения, как под карнизами, так и в колонных капителях, какия и в каких местах значатся в фасаде и профиле, как внутри церкви, так и на колокольне снаружи и в круглых на оной впадинах отлить и поставить нам же; кроме того на колокольне под первым карнизом, поелику каменные медалионы, значащиеся в фасаде не сделаны, вместо оных поставить нам медалионы лепные и утвердить их надлежащим образом; и вообще сверх щекотурной всю лепную работу, исключая в церкви кумполы, в которых вместо лепных фигур будет живопись». К работе Пожарские должны были приступить с нового 1834 г.23.
Параллельно изготавливаются рамы: «Июль. Вышневолоцкаго уезда д. Пятницкаго крестьянину Панфилу Иванову за 19 сосновых байдашных досок для оконных рам в новую церковь – 16 р.»24. Подвозится дополнительный белый камень: «Бежецкому купеческому сыну Николаю Тыранову за 120 ступенных пятичетвертных Старицких камней для карниза на новостроящейся церкви с поставлением оных на место по 4 р. 75 коп. за камень и всего серебром – 570 р»24.
В сентябре устанавливается шпиль: «Сентябрь. Кузнецу Бежецкому мещанскому сыну Ивану Неворотневу за ковку железных дуг для шпиля на новую колокольню с поставлением оных на место и с покрытием шпиля листовым белым железом за ковку связей для новой церкви и за покрытие башни с остропилением и окрашением оной серебром – 341 руб.»25.
В декабре завершены плотницкие работы: «Декабрь. Подрядчику плотников крестьянину князя Хилкова Якову Федорову за построение в новопостроенной церковной трапезе деревяннаго в плане пола и деревянных на новопостроенную колокльню лестниц с настилкою в пролетах полов серебром 166 руб.»26.
С наступлением нового 1834 г. работы по храму продолжаются в мае месяце: «Кузнецу Вышневолоцкаго уезда села Лощемли князя Галгалычева крестьянину Федору Ковлеву за разныя наковки по церкви и колокольне серебром 8 руб»46. В мае произошло и знаковое событие – подъем колокола на колокольню, который выполнил местный крестьянин Алексей Антонов за 10 руб27.
В августе завершилось сразу несколько работ по отделке храма: «Август. Бежецкому мещанину Ивану Васильеву Неворотину по давнему условию за покрытие как на соборной церкви крыши двух франтонов алтаря и прочего выдано серебром 332 р. 55 коп. Бежецкаго уезда Быковской вотчины д. Быково крестьянину Василью Иванову по давнему условию дикаго камня каменносеку для сделания пяти крыльцев к соборной церкви и колокльне ценою 600 руб»28.
Никольскй собор. Роспись северного портика. Художник И.С. Мешатов.jpg
Никольский собор. Роспись северного портика собора. Фото Д. Ивлева
В документах попадается имя ранее неизвестного историкам обители художника – «города Бежецка живописца» Ивана Семеновича Мешатова. В августе с ним рассчитались за «написание новаго собора в трапезе 6 клеймов и двух фронтонах и покраску старых святых икон и покрытие лаком всего серебром 100 руб»29. «6 клеймов» в трапезной части собора не сохранились до наших дней – позже они будут записаны новыми живописцами, а вот росписи двух фронтонов над колоннами портиков Никольского собора дошли до нас. Мы можем смело на основании данной записи отнести их авторство кисти Ивана Семеновича Мешатова. Над портиками с северной стороны изображена Теребенская икона Божией Матери – редчайшее изображение этого чудотворного образа с предстоящими свв. Иаковом Боровическим и Арсением Тверским, а с южной стороны Преображение Господне(?), сохранившееся частично.
В декабре наступил срок расчета и с Гаврилой Пожарским: «Подрядчику новопостроеннаго каменнаго собора с колокольнею Новоторжскому ямщику Гаврилу Пожарскому по контракту за щекотурною работу как снаружи так и внутри нового собора с колокольнею так же и за всю лепную работу выдано серебром 3000 руб.»30. Рассчитались так же и с крестьянином Алексеем Антоновым «за крашение соборной церкви и трапезе крыши и за поставку иконостаса и за обитие церковных дверей железом и за поставку во всех соборных фонарях на куполе рам со стеклами заплачено серебром 99 рублей»31.
1835 год – записей о подрядах на собор немного. В мае заплачено «Вышневолоцкаго уезда вотчины князя Гангалычина села Лощемля дворовому человеку Антону Иванову за крашение крыш на масле медянкою на соборе большой купол два фронтона, алтарную крышу, на колокольне все балясы, среди монастыря часовню внутри и наружи, купол медянкою, угловую башню купол и шпиль весь 43 р. 75 коп.»32.
1835 год – год начала живописных работ в холодном соборе. В апреле к работе пригласили мещанина города Корчевы Ивана Алексеева Берестова. Строитель монастыря иеромонах Гавриил поручил ему «в новоустроенном большем соборе холодном внутренность от верхнего купола, стены и арки, и внутри алтаря все расписать из анфреска самою лучшею и прочною работою»33. Роспись должна была производиться в два года. В первое лето «написать по нижний карниз, а будущаго лета окончить всю работу до полу»33.
В ходе подготовки к росписи велено было Гавриле Пожарскому «внутри большого собора ненужные два карниза сбить и защекотурить всю стену лучшею работою, внутри напротив двух фронтонов впадинку с двумя отступами сбить, почистить наравне щекотуркою лучшею»53. Он же внутри собора побелил трапезное помещение34.
В июле Ивану Алексеевичу Берестову был выдан задаток за роспись собора в 550 рублей35.
1836 г. – отделочные работы продолжаются. «Генварь. Города Твери купца Ивана Иванова Капустина куплено для крашения в новопостроенном соборе рам и других монастырских кровель белил пять пуд десять фунтов, два фунта с половиною сериблету, сурику алаго два фунта с половиною, белых стекол ящик, мелу два пуда36. Февраль. Весьегонскаго уезда села Порогов у управляющего вотчиной г. Еремеева Кондратия Воробьева куплено для наслания в соборной церкви кирпичем и чугуном извести тридцать пять четвертей 37. Май. Вышневолоцкаго уезда казенной Раевской волости деревни Подмонастрской слободки крестьянину Алексею Антонову за вставливание в соборную вновь выстроенную церковь десяти рам стекол и закрашение оных и железных решеток …38
Никольский собор. Фрагмент росписи летнего храма. Художник И.А. Берестов.jpg
Никольский собор. Роспись купола летнего храма. Фрагмент. Фото Д. Ивлева

В начале 1836 г. происходит смена строителя монастыря. Вместо иеромонаха Гавриила строителем становится иеромонах Сергий, который при приёме дел монастыря усмотрел, что контракт с живописцем Берестовым не был одобрен Епархией, как того требовали правила. Он посылает Тверскому Архиепископу Григорию рапорт39. Консистория решает, что надо оценить работу Берестова и поручает пригласить со стороны живописца для освидетельствования работы40.
Из рапорта архимандрита Новоторжского Борисоглебского монастыря Арсения и строителя иеромонаха Сергия, последовавших в ответ на поручение консистории, мы можем проследить ход живописных работ, а так же восстановить некоторые картины, написанные рукою Берестова в летнем Никольском соборе: «… настенная живопись произведенная художником города Корчевы мещанином Иваном Берестовым сего мая 3-го дня освидетельствована и оказалось, что означенной церкви живописных штук больших и малых написано 52, на оных полных и неполных разнаго размера лиц 256 на сумму по примерной оценке 4835 рублей, затем оставлено ещё к написанию разноразмерных 11 мест праздных, на коих есть ли штуки написаны будут лучшим прочным мастерством, то по примерной оценке стоить будут 1750 руб. да за покрытие четырех колонок и двух полуколонок колером под мрамор, которые остаются еще не законченными, примерно оценено так же во 150 руб41».
Далее приложен документ за подписью архимандрита Арсения, цехового мастера Вышневолоцкого мещанина Павла Иванова Соболева, живописца Новоторжского мещанина Куликова и строителя иеромонаха Сергия. В нем подробно описаны произведенные в течении 1835 г. работы и обозначены утраченные ныне частично росписи собора. Мы приведем его с частичными сокращениями: «В верху купола изображение Св. Троицы с предстоящими седмию Ангелами, а по сторонам Св. Троицы один Ангел с крестом и другой с Скрижалями десяти заповедей, одиннадцать ангелов в малом виде и семнадцать херувимов. В куполе промеж окон на двенадцати простенках изображено двенадцать Св. Апостолов в весь рост, над ними в круглых клеймах двенадцать пророков поясных с уборками. Под окнами купола в округлом простенке написано четыре штуки с четырьмя промежду их уборками. Первая изображение Христова Воскресения уверения Св. Апостола Фомы, изцеление расслабленнаго при купели Салаамстей, изображение Воскресения Св. Праведнаго Лазаря, изображение входа во Иерусалим Господа нашего Иисуса Христа. Под круглым простенком купола между четырех арок написано четыре Евангелиста с животными42… В церкви противу алтаря на западной стене над входом из трапезы в церковь на хорах изображено ветхозаветное ношение Кивота Господня с двенадцатью при нем лицами43… Над южным входом в церковь на стене написано изображение Иисуса Христа седящаго в церкви посреде уителей… Над северным входом в церковь на стене написано изображение Христа Спасителя изгоняющего из храма торгующих и купующих44… Живописное мастерство произведено хорошо и разпространено благоприлично и прочно, кроме пятен на некоторых штуках от сырости стен оказавшихся45».
Упоминаются в документе и другие большие и малые изображения и места под них, но среди них нет Тайной вечери, которая написана на алтаре Никольского собора. Забегая вперед стоит отметить, что в момент освящения собора на горнем месте, где находится роспись, был резной киот. Тайная вечеря – единственное изображение в храме, которое пока не имеет установленного автора.
В итоге, Берестову разрешили продолжить работы, а вот с иеромонаха Гавриила велено было взыскать деньги «переданные по контракту» и учинить выговор46.
Никольский собор. Тайная вечеря. Автор неизвестен.jpg
Никольский собор. Тайная вечеря. Фото Д. Ивлева

Имя ещё одного живописца становится ясным из записи за октябрь: «Города Осташкова мещанину Андриану Емилианову Филошину выдано в задаток за две тумбы запрестольные сорок рублей, за сделание в новом соборе престола и жертвенника тридцать рублей, за починку стараго киота четыре рубля, за абвон к Святителю Николая Чудотворцу семь рублей, ещё выдано за написание запрестольных двух образов Креста и Божия Матери сто рублей47».
1837 г. В феврале посеребрили паникадило. Работы выполнил «Владимирской губернии Вяземского уезда деревни Ставрова крестьянин Порфирий Максимов. Из записи за август мы узнаём имя подрядчика на изготовление иконостаса – «Города Осташкова купцу Николаю Терентьеву Глазухину в счет договорной цены по контракту за иконостас выдано ассигнациями золотом 1500 руб»48. К сожалению, мы не имеем фотографии иконостаса собора, но некоторые сведения о нем приводит Г.К. Смирнов. В частности он пишет о том, что иконостас был в виде триумфальной арки49.
1838 г. стал годом освящения новопостроенного собора. В феврале рассчитались с Николаем Терентьевичем Глазухиным «за иконостас в холодном соборе серебром 650 руб.»50 Ему же «выдано в счёт договорной цены в трапезе за иконостас и киот в собор на горнее место серебром 2350 руб51».
Освящение главного придела собора состоялось 1 октября 1838 г. Торжество возглавил Высокопреосвященнейший Григорий Архиепископ Тверской и Кашинский. «Храм внутри украшен стенною живописью; иконостасы все вызолочены сплошь на полимент, образа в них живописные, двери царские живописные же с резьбою, вызолоченною на полимент; пол весь чугунный»52, - описывает собор строитель пустыни иеромонах Илиодор.
В ноябре Глазухину заплачено за «позлащение в трапезе иконостасов серебром 600 руб.»53.
1839 г. В январе «города Торжка мещанин» Василий Агафонов получил расчет за «сделание девяти рам на чудеса Святителя Николая Чудотворца столярной работы» в размере 69 руб. 99 коп серебром. Купец Глазухин рамы позолотил за 500 руб. серебром54. Иеромонах Илиодор описывает в свой книге девять картин55. Ныне неизвестно нахождение большинства картин, лишь две из них приписывались до недавнего времени кисти талантливого ученика А.Г. Венецианова Никифора Крылова. Картины находятся в Тветьяковской галерее. Но во время работы над этим материалом удалось найти запись в приходно-расходных книгах монастыря за 1825 г. с подтверждением авторства Никифора Крылова во всех девяти картинах: «Генварь, 10. Живописцу Никифору Крылову за росписание во Владимирской церкви паперти, за написание девяти картин чудес Святителя Николая и двух местных образов заплачено денег семь сот рублей. Оныя деньги получил живописец Крылов и всеручно расписался»56.
Крылов Никифор. Исцеление расслабленного в г. Бежецке..jpg
Никифор Крылов. Исцеление расслабленного в г. Бежецке. 1825 г. ГТГ
Крылов Никифор. Исцеление бежецкого помещика Куминова. 1825 г..jpg
Никифор Крылов. Исцеление бежецкого помещика Куминова. 1825 г. ГТГ

К слову, это не единственные картины в соборе, написанные учениками А.Г. Венецианова. Строитель монастыря иеромонах Илиодор в ноябре 1860 г. рассчитался с художником Григорием Сорокой за картины для Никольского собора. Об этом сохранилась запись: «Ноябрь, 15. Отдано крестьянину Господина Николая Петрова Мелюкова Григорию Васильеву за написание на холсте двух живописных картин Воскресение Христова и Положение Спасителя во гроб серебром тридцать шесть рублей. Оныя деньги серебром тридцать шесть рублей получил живописец Григорий Васильев и расписался»57. Записей об участии самого Алексея Гавриловича Венецианова в написании икон для монастыря пока не обнаружено. Хотя есть указания на хранившиеся в алтаре Никольского собора «Плащаницу» кисти великого мастера, а так же картину «Снятие со креста»58.
К апрелю 1839 г. «новоустроенный собор приведен к совершенному окончанию украшения всех иконостасов». Не доставало лишь большого колокола, который решено было отлить в триста пудов. Взялся за отливку осташковский мещанин Михаил Иванов Синкин (Свинкин?) из приготовленного монастырского материала и на «удобном месте монастырской земли». Для этих целей решили строить завод. Об этом в рапорте прописали Строитель иеромонах Сергий, казначей иеромонах Гавриил, иеромонах Климент, священник Алексей Иванов, иеродиакон Иерофей, послушник Александр Васильев. Но архиерейский указ лить колокол не дозволил, а предписал устроить внутренности братских келий. Что и было исполнено новоторжским мещанином Никифором Михайловым Вясхиным. А по окончании работ братия монастыря снова попросила разрешение «слить новый колокол»59.
Автором росписи зимнего храма стал «живописец и новоторжский мещанин Семен Николаевич Семин». И случилось это в 1843 г. В июне этого года строитель иеромонах Сергий вместе с казначеем иеромонахом Парфением, иеромонахами Гавриилом и Серафимом, священником Гавриилом Васильевым и иеродиаконом Авелем составили прошение на имя Тверского архиепископа Григория в котором указали, что «новоторжский мещанин Семен Николаевич Семин договорился со мною строителем и братиею в новоустроенном каменном соборе в трапезе и двух олтарях стенную живопись картины и уборку по прилагаемому плану росписать из анфреска лучшим художеством и лучшими красками, а где будет уборки картин, то покрыть оные места приличными колерами лучшей краски, старую штукатурку ему по всей церкви насеч и покрыть под штуку, расселины в сводах разобрать и заштукатурить, иконостаса резьбу всю снять и по окончании работы ему оную приколотить на свои места, иконостас завесить от пыли монастырским холстом и после пыль всю очистить»60.
Никольский собор. Фрагмент росписи зимнего храма. Художник С.Н. Семин.jpg
Никольский собор. Роспись трапезного храма. Фрагмент. Фото Д. Ивлева

В документе приведены так же и условия труда, материалы и оплата: «Всю оную работу производить ему своими рабочими людьми из своего материала, исключая извести, алебастру и лесов для помостков, которые он должен намостить своими рабочими людьми, лес и прочий материал монастырской, квартира и отопление монастырское. За свою работу просит он Семин ассигнациями четыре тысячи пятьсот рублей, а на серебро тысяча двести восемьдесят пять рублей семьдесят одна копейка и три седьмых деньги; получить ему с монастыря при заключении контракта серебром двести рублей, по отделке нескольких сводов картин двести рублей серебром, по окончании половинной работы серебром двести рублей, по окончании всей работы получить серебром сто рублей, остальные же ассигнациями две тысячи пятьдесят рублей, а на серебро пятьсот восемдесят пять рублей семдесят одна копейка и три седьмых,.. к работе приступить в июле месяце сего года»60. 28 июня 1843 г. Консистория выслала обратно условия и «рисунки стенной живописи» вместе с указом, разрешающим работы61.
В завершении разговора о непростой строительной истории Никольского собора следует сказать, что представленный материал был составлен на основе многочисленных архивных источников, большая часть из которых была представлена впервые. На данном этапе мы можем на основании архивных документов с уверенностью говорить о том, что в росписи Никольского собора не участвовал А.Г. Венецианов. Летний храм был расписан художником из г. Корчевы Иваном Алексеевичем Берестовым, зимний храм первым этапом расписал живописец из г. Бежецка Иван Семенович Мешатов и его кисти принадлежат росписи портиков Никольского собора, вторым этапом трапезную расписывал «новоторжский мещанин» Семен Николаевич Семин. Остаётся загадкой только роспись «Тайная вечеря», которой не было в соборе на момент освящения (на горнем месте стоял киот). Но на основании некоторых общих черт можно предположить, что эту роспись писал так же С.Н. Семин.
Среди же картин хранившихся в Никольском соборе были картины самого Алексея Гавриловича Венецианова и его учеников Никифора Крылова и Григория Сороки. При чём, о том, что на заказах монастыря работал Григорий Сорока, мы узнаем впервые, так же впервые мы может точно датировать имеющиеся в Третьяковской галерее картины Никифора Крылова – 1825 г., а так же точно сказать, что авторами девяти картин и двух икон являлся этот талантливый ученик А.Г. Венецианова. Данная работа не только позволила выявить основные этапы строительства Никольского собора, но и установить имена подрядчиков, занимавшихся постройкой величественного памятника. Но это исследование было бы не полным, без предшествующих исследований А.М. Салимова и М.А. Салимовой, которым удалось установить имя архитектора собора – Авраама Ивановича Мельникова и опубликовать документы о более раннем соборе XVII в.
Мы продолжаем исследовать историю Николо-Теребенского монастыря и уверены, что нас ждут впереди новые нераскрытые страницы его истории.
Источники:
1. Салимов А.М., Салимова М.А. Никольский собор Николо-Теребенской пустыни// Тверские святые и святыни: материалы научных конференций, Тверь, 2010. - С. 229.
2. ГАТО, Ф. 477, Оп. 1, Д. 41. Об архитекторе, плане и осмотре грунта, Л. 1.
3. «Записки академика Витберга, строителя храма Христа Спасителя в Москве» Примечания П.Н. Петрова. Журнал «Русская старина», 1872. – Т. 5. - № 1.
4. Петров П.Н. «Авраам Иванович Мельников», Журнал "Зодчий", 1885, 1-2. стр. 1-2.
5. Салимов, указ. соч. - С. 230.
6. Салимов, указ. соч. - С. 231.
7. ГАТО, Ф. 160, Оп. 2, Д. 3381. О дозволении Николаевской Теребенской пустыни на соборной церкви и на двух корпусах настоятельских и братских келий железныя крыши перекрасить вновь. 1821 г.», Л. 1.
8. ГАТО, Ф. 160, Оп. 2, Д. 3392. «О дозволении в Николаевскую Теребенскую пустынь купить колокол весом в 120 пудов на монастырскую остаточную сумму. 1825 г.», Л. 1.
9. Там же, Л. 3.
10. ГАТО, Ф. 477, Оп. 1, Д. 65. «Договор на плотницкие работы в монастыре», Л. 1.
11. ГАТО, Ф. 477, Оп. 1, Д. 70. «О подряде на кирпич», Л. 1.
12. ГАТО, Ф. 477, Оп. 1, д. 87. «О подряде на штукатурные работы», Л. 2.
13. Там же, Л. 1.
14. ГАТО, Ф. 177, Оп. 1, Д. 62. «Книга записи церковных сумм», Л. 14 об.
15. Там же, Л. 15.
16. Там же, Л. 19.
17. Там же, Л. 22.
18. Там же, Л. 23.
19. Там же, Л. 28.
20. Там же, Л. 28 об.
21. Там же, Л. 29.
22. Там же, ЛЛ. 30 об – 31.
23. ГАТО, Ф. 477, Оп. 1, д. 87. О подряде на штукатурные работы, Л. 1.
24. ГАТО, Ф. 177, Оп. 1, Д. 62. Книга записи церковных сумм, Л. 32 об.
25. Там же, Л. 33 об. - Л. 33.
26. Там же, Л. 34.
27. Там же, Л. 38.
28. Там же, Л. 40.
29. Там же, Л. 41.
30. Там же, Л. 44.
31. Там же, Л. 44 об.
32. Там же, Л. 52.
33. ГАТО, Ф. 477, Оп. 1. Д. 94. О подряде на роспись собора, Л. 1.
34. ГАТО, Ф. 177, Оп. 1, Д. 62. Книга записи церковных сумм, Л. 52 об.
35. Там же, Л. 54.
36. Там же, Л. 58.
37. Там же, Л. 58 об.
38. Там же, Л. 59 об.
39. ГАТО, Ф. 160, Оп. 2, Д. 3290. О самовольном поряжении бывшим Николаевския Теребенския пустыни строителем иеромонахом Гавриилом сделать в новоустроенном в той пустыни соборе стенное росписание ценою 8000 руб. 1836 г., Л. 1.
40. Там же, ЛЛ. 10-11.
41. Там же, Л. 21.
42. Там же, Л. 22.
43. Там же, Л. 22 об.
44. Там же, Л. 23.
45. Там же, Л. 23 об.
46. Там же, Л. 30.
47. ГАТО, Ф. 177, Оп. 1, Д. 62. Книга записи церковных сумм, Л. 62.
48. Там же, Л. 64.
49. Свод памятников архитектуры и монументального искусства Росси. Тверская область. Ч. 1, под ред. Г.К. Смирнова, М. «Наука», 2002. - С. 118.
50. ГАТО, Ф. 177, Оп. 1, Д. 62. Книга записи церковных сумм, Л. 67 об.
51. Там же, Л. 68.
52. Илиодор, иеромонах. Историческо-статистическое описание Николаевской Теребенской пустыни, составленное настоятелем оныя, строителем Иеромонахом Илиодором, Тверь, 1860. – С. 27.
53. ГАТО, Ф. 177, Оп. 1, Д. 62. Книга записи церковных сумм, Л. 73.
54. Там же, Л. 74.
55. Илиодор, указ соч., - С. 33-34.
56. ГАТО, Ф. 477, Оп. 1, Д. 172. Книга для записки прихода и расхода церковных сумм при Николаевской Теребенской пустыни ведомства Тверской епархии, состоящей в Вышневолоцком уезде на 1860 г., Л. 37.
57. ГАТО, Ф. 477, Оп. 1, Д. 37. Книга данная из Тверской Консистории для записки прихода и расхода церковной суммы в Теребенскую пустыню на 1825 г., Л. 4.
58. Архив Главного управления охраны памятников истории и культуры Тверской области, Паспорт № 1330 «Пустынь Николаевская Теребенская. Никольский собор».
59. ГАТО, Ф. 477, Оп. 1, д. 119. О колоколе.
60. ГАТО, Ф. 160, Оп. 2, Д. 3292. О дозволении Теребенской пустыни сделать стенную живопись и заключить контракт с живописцем Семиным на сумму 4500 руб. 1843 г», Л. 1.
61. Там же, Л. 3.
Аватар пользователя
Денис Ивлев
 
Сообщений: 1573
Зарегистрирован: 11 июл 2010, 08:01
Откуда: Вышний Волочек - Спирово - Москва

"Русский репортёр" о матушке Ольге

Сообщение Алексей Крючков » 18 июл 2018, 16:58

Взято отсюда: http://rusrep.ru/article/2013/03/06/woman/
"... глава администрации поселения Труженицкое Николай Саперов признается: — Я вот тут что есть, что нет меня. Все равно нашим селом и несколькими окрестными деревнями матушка Ольга управляет.
... само Труженицкое — такой микро-Ватикан, где власть сосредоточена в руках единоличного духовного лидера — настоятельницы матушки Ольги. У монастыря огромное хозяйство, ему принадлежат почти все окрестные пахотные земли.

... — Ольга всех мужиков у нас изжила, — жалуется местная старушка Мария Яковлевна, шаркающая калошами по пыльной дороге от магазина до своего дома. — Я вот восемь лет назад с радостью в приход Теребенский ходила, а теперь не хочу, боюсь я ее. Злая Ольга, да и все батюшки от нее бегут.
— Отчего бегут?
— От норова ее крутого. Восемь лет назад там был священник, отец Геннадий. Он приходом управлял. А потом Синод монахиню Ольгу туда отправил, и монастырь из мужского превратился в женский. Отец Геннадий еще служил при матушке, но Ольге власть полная нужна была, вот она его и выдавила. Не понравилось ей, что его люди шибко любили, видимо, ревновала, любви мало доставалось.
— То есть как это выдавила? Сама прогнала?
— Ну да, собирала там толпы своих поклонников и проповеди им читала. Могла заявиться во время службы отца Геннадия и начать отчитывать всех его прихожан, что они негодяи, монастырю не помогают. А потом, как Геннадий уехал, были еще батюшки на приходе. Дак она всех таким же образом доводила, и бежали отцы. А потом и приход закрылся.

Старушка, все больше увлекаясь своим рассказом, продолжает:
— Говорила я как-то с отцом Андреем, который последним здесь на приходе служил, так он мне сказал, что бежал от Ольгиной стервозности. Говорит, что жизнь при монастыре как в семье: если такая жена стерва, что аж вешаться хочется, тогда, чтоб душу свою спасти, надо бежать. А я вообще думаю, что она ведьма! Как она тут воцарилась, у нас все мужики спились или поумирали, или просто уехали. Я сама вот мужа потеряла — утоп, как только Ольга здесь появилась. Думаю, это она на нашу семью порчу навела. Я как-то на службе была, еще при отце Геннадии, да не захотела ей подчиниться, когда она пришла и начала нас всех отчитывать за то, что мы в монастыре не работаем. Кто поглупее был, пошли за Ольгой в монашеских кельях полы драить, а я осталась с батюшкой. Вот она и прокляла. А потом через месяц мой муж утоп. Точно ее злые мысли виноваты.

После таких страшилок как-то жутковато встречаться с этой демонической женщиной. Подходим к монастырю. Он смотрит на нас темными пробоинами вместо окон. Разваливающийся, серый… В таких вот декорациях встречаем настоятельницу.
— Все бабы стервы! — будничным тоном, безо всякого п­афоса резюмирует свои рассуждения о семейном укладе монахиня Ольга. Ее, сидящую на скамье рядом с кельей, окружают молодые и старые паломники. Гости Теребенской обители внимательно слушают. Подсаживаемся рядом.
Матушка Ольга, грузная женщина в черной монашеской рясе, опирается на клюку морщинистыми, но розовыми, живыми руками. Прикрыв глаза, она рассказывает, как надо учиться жизни.
— Всегда надо по сердцу поступать — как чувствуешь, иначе толку в твоих делах не будет никакого.
— А управляете монастырем вы тоже по сердцу? — встреваем мы.
— Меня вот самодуркой называют. Но это только те, кто не понимает, что, если я свой подход не буду применять, все тут развалится. У меня же опыт большой. До пострига, в 90-е еще, я аудитором в Москве в крупной фирме работала, в совете директоров была. Я знаю, по каким правилам, кроме духовных, этот мир живет. Для того чтобы хозяйство такое содержать, надо подчиняться законам экономики: понимать про спрос и предложение, уметь кого надо заставлять делать то, что надо. А чтобы все это получалось, одним смирением не обойтись. Надо и сильную руку иметь, а иногда и тяжелую клюку."
Аватар пользователя
Алексей Крючков
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 3240
Зарегистрирован: 24 июн 2010, 19:44
Откуда: Удомля

Пред.

Вернуться в Максатихинский и Бежецкий р-ны

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0