Кирпичный завод

Краеведческий форум об истории Конаковского района (стык Корчевского и Тверского уездов Тверской губернии и Клинского уезда Московской губернии). Обсуждение вопросов истории, генеалогического и архивного поиска. Систематизация тем - по названию населённых пунктов (как каталог).

Модераторы: Алексей Крючков, Ирина Топунова

Кирпичный завод

Сообщение Elena » 17 янв 2018, 22:33

Кирпичный завод

Еще в 1949 году в разорённой войной стране для управляющего райпромкомбината Завидовского района т.Лопатина ставились задачи наладить производство кирпича, гончарной посуды, мебели, железоскобяных и шорных изделий.

1949.JPG
Статья из районной газеты "Ударник", 1949 г


В том же году через районную газету «Ударник» был объявлен набор на 4-хмесячные курсы мастеров кирпичного производства.

1949 г.JPG
Статья из районной газеты "Ударник", 1949 г


В начале 1950-х годов Пышкин Пётр Иванович из д.Твердятино Рамешковского района приехал на строительство кирпичного завода в д.Безбородово Завидовского района.

Пышкин.jpg
Пётр Иванович Пышкин


На поле недалеко от трассы Москва-Калинин у дороги на станцию Завидово http://wikimapia.org/#lang=ru&lat=56.57 ... 0&z=16&m=b строились бараки для рабочих, избы для обжига, сараи для сушки кирпича и многое другое. Позже к Петру Ивановичу переехала семья.
Кирпичный завод.png
Схема кирпичного завода

Кирпичный завод был подразделением райпромкомбината. За его работу отвечал Блохин Андрей Дмитриевич (1897-1960) в 1955 – 1958 годы.

Пышкин Пётр Иванович (1922-1983) работал на кирпичном заводе гончаром. Помощников у него не было. Поэтому всё делал сам. Месил глину, на гончарном круге изготавливал горшки, кринки, следил за их обжигом. В его распоряжении были два небольших деревянных дома: в одном стоял гончарный круг, печь, полки для сушки. В другой дом он переносил посуду на обжиг. Кринки, молочники обливал глазурью. Там стояла большая дровяная печь, а по стенам - стеллажи для готовой посуды. Глину для посуды брал местную из карьера на территории кирпичного завода.

Для изготовления кирпича использовали глину, добытую тут же. Два больших карьера были глубиной до 3 метров. Глину доставали вручную лопатами, грузили на носилки и подносили к мешалке. Рабочие называли ее «барабаном». К глине добавляли песок, золу, угольный или торфяной порошок. Добавки улучшали качество кирпича и его цвет. Пропорции примесей нужно было строго соблюдать, иначе кирпич будет крошиться, потеряет форму и прочность. Барабан долго перемешивал смесь глины с добавками. Затем вручную рабочие закладывали готовую смесь в формы.

Рабочие грузили сырец на вагонетки и по рельсам перевозили в сушильные навесы. Их было четыре. Это длинные, крытые тёсом деревянные строения, в которых были сколочены «многоэтажные» стеллажи для сушки кирпича. Сушка производилась в естественных условиях. Боковины навесов в случае дождя и на ночь закрывались деревянными щитами. Важно было еще не допустить попадания на кирпич прямых солнечных лучей, иначе кирпич будет высыхать неравномерно и покроется трещинами. Щитами закрывали и от солнца.

Из этих навесов через несколько дней вагонетки с подсушенным кирпичом по рельсам рабочие толкали к печи на обжиг. Печь стояла прямо на улице, и в ней всегда горел огонь. Когда кирпич был уложен в печь, закладывали дверь и защебенивали верх печи. Обжиг кирпича производился в течение нескольких дней. Дрова использовались березовые. Их подвозили на лошадях.

После обжига кирпич остывал, и его складывали в одинаковые штабели, чтобы было удобно считать. Долго кирпич не залёживался, за ним приезжали со всего района. Спрос на строительные материалы был очень высокий. В эти годы начиналось строительство Мокшино, частных домов и новых предприятий в Новозавидове, Шорнове, селе Завидово и других населённых пунктах.

В Новозавидово из красного кирпича, произведенного на местном заводе, построили здание поссовета (в то время это был военкомат).

024.jpg
Новозавидовский поссовет


В Фофоново построили красивое кирпичное здание промкомбината, где в 1990 году расположилась милиция, через некоторое время немного перестроившая этот дом под свои нужды. Кирпич покупали местные жители для фундаментов своих домов.

Image0041 - копия.JPG
Швейный цех промкомбината, 1970-е годы


Работы по производству кирпича были нерегулярными сезонными, с мая по октябрь. Глину, как правило, добывали с осени. Зиму она вылёживалась. Песок использовали местный. На кирпичном заводе работало много людей. На работу ходили пешком из Новозавидово, Шорново, Безбородово.

Дисциплина была очень строгая. Опаздывать нельзя было ни на минуту, люди с Новозавидово иногда бегом бежали, если понимали, что опаздывают.
Труд на всех этапах производства был ручным, под открытым небом и в любую погоду. Лопаты, носилки, тачки и вагонетки – вот и все приспособления для работы на местном кирпичном заводе.

Зимой рабочие заготавливали дрова или работали в цехах райпромкомбината: валяли валенки, делали сани, телеги, столы, табуретки, ёлочные игрушки.

На территории кирпичного завода были построены два деревянных одноэтажных барака для рабочих: в одном – четыре квартиры, в другом – три. Каждая квартир имела отдельный выход на улицу, у каждого выхода – своё крылечко. Удобства (туалет и колодец) – во дворе. Электричество поступало с установленной рядом подстанции.

Семья Макеевых жила в одной из квартир четырёхквартирного барака с самого начала. Оба супруга работали на кирпичном производстве. Лидия Николаевна (1931 г.р.) трудилась на сушке кирпича, а Владимир Михайлович (1927 г.р.) добывал глину из карьеров и следил за закладкой всех ингредиентов в барабан глиномешалки.

В том же бараке в крайней квартире проживала семья Пышкиных. Пётр Иванович был гончаром, его жена – Вера Модестовна – работала на кирпичном заводе профоргом. Профессии у нее не было, сидела дома с детьми и помогала мужу в гончарной мастерской.

Производство местного кирпича было достаточно тяжелым, труд ручным, производственные площади – под открытым небом, выработка небольшая. Поэтому кирпичное производство существовало недолго, около 8-10 лет. А вот для посуды глину еще добывали. Пётр Пышкин несколько лет после закрытия кирпичного производства изготавливал гончарные изделия. Но название «кирпичный завод» сохранялось до 1973 года, когда уже давно перестали добывать глину и делать посуду. Люди просто жили в бараках бывшего кирпичного завода, на работу ходили в Мокшино, на станцию Завидово, в Шорново.


Бывший заключенный, отбывший срок за убийство, Витёк, высланный из Москвы, женился на Вере Булановой, проживавшей в одном из бараков с матерью и сынишкой-первоклассником. Все отговаривали ее выходить за него замуж, но она не послушала. Работал он на фабрике игрушек, но часто был невменяем: бил жену, спал с топором у кровати. Поговаривали, что он наркоман, что с 17 лет уже сидел в тюрьме.

Страшная трагедия случилась ночью 17 декабря 1973 года…

Накануне Витёк опять был «под кайфом» и сильно избил Веру, грозился всех убить. Она подала на него заявление в милицию, и его забрали в участок, обещали, что не выпустят несколько дней, пока не очухается. Но к 12 часам ночи его всё-таки отпустили. Разозлённый тем, что Вера сдала его в милицию, он решил ее наказать. Как только Вера увидела разъярённого мужа на пороге дома, она выскочила в окно, постучалась к Наде Курихиной в соседний барак, чтобы та ее укрыла, и схоронилась в подполе. Витёк схватил топор (с одной стороны это был топор, с другой – молоток, им рубили брикет) и пошёл искать жену. Надю Курихину на пороге ее дома он ударил молотком по лицу, потом по голове. Надя упала без сознания на крыльце своей квартиры. Витёк подумал, что она мёртвая, и не стал добивать. Он вошёл в комнату и забил до смерти одиннадцатилетнего сына Нади Толика и ее мужа Валерия (33 года). Тут же досталось и соседке Марусе, которая вышла на шум. Он ее тоже несколько раз сильно ударил. Через несколько минут Надя Курихина пришла в себя и в ночной окровавленной рубашке в зимнюю стужу босиком побежала в Демидово. Вслед за ней в Демидово убежала и Вера.

Витёк вернулся к себе в дом, где зарубил свою тёщу и Вериного сына Андрея (7 лет). Через стенку жила Антонина Лобанова (45 лет) с дочерью Ниной (18 лет). Нина, услышав крики, схватила своего грудного сынишку и побежала к Пышкиным в соседний барак. Она оставила у них малыша и вернулась посмотреть, что с мамой. Тут они обе и погибли.

Озверевший Витёк поджёг оба барака. Люди спросонья не могли понять, что происходит, выскакивали в нижнем белье, без документов и вещей. А из Мокшино на пожар уже бежали мужики с топорами. Им навстречу вышел обезумевший Витёк, грозивший всех убить. Мужики скрутили наркомана и бросили его в огонь. Об этой расправе узнали уже через несколько лет, когда всё улеглось. А во время расследования следователи не могли понять, кому принадлежит обгоревший седьмой труп, найденный под обломками барака.

20180115_161810.jpg
Надежда Курихина до сих пор вспоминает эту страшную ночь и каждый год подсчитывает, сколько бы было Толику лет....


В прессе эта трагедия не освящалась. Руководство постаралось дело «замять». Погорельцам предоставили жилье, оказали денежную помощь. Фабрика игрушек взяла на себя расходы по похоронам шести невинноубиенных, но люди до сих пор с ужасом вспоминают шесть гробов, стоящих в ряд, на территории фабрики игрушек…

Поле, где раньше стоял кирпичный завод с двумя бараками, распахали, и каждый год засеивали то клевером, то горохом, то картошкой. Сейчас остались только пруды, где когда-то добывали глину… Мальчишки из Мокшино ловили там ротанов, бычков и карасей. Пруды называли «кирпичные».




Использованы материалы районной газеты «Ударник» за 1949, 1952, 1961 гг, воспоминания дочери П.И.Пышкина – Валентины Петровны Ивановой (Пышкиной), 1951 г.р. (проживает в Твери), Надежды Владимировны Новиковой (Курихиной), 1939 г.р., п.Новозавидовский, Лидии Николаевны Макеевой, 1931 г.р., д.Мокшино.
Аватар пользователя
Elena
 
Сообщений: 145
Зарегистрирован: 16 мар 2012, 17:55
Откуда: Конаковский р-н, п.Новозавидовский

Вернуться в Каталог: история мест Конаковского района

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2