Млёво

Достопримечательности и история объектов, находящихся на территории современного Удомельского района

Модераторы: Алексей Крючков, Балаблиха

Re: Млёво

Сообщение Александр Герасимов » 18 апр 2018, 16:09

Историю изучали с 1 класса-ходили пешком вдоль реки в Волочёк и Боровичи ,ездили в Великий Новгород в музеи. А ведь в Твери и не были! И были ближе к Новгороду .да и сейчас полкласса нашего живёт в В.Новгороде!Да и я на моторке ходил в 1974 году до Боровичей и обратно! А книг у меня полно и Янин и Карамзин и Балашёв и вся ЖЗЛ! И издания Новгородского университета.
Александр Герасимов
 
Сообщений: 138
Зарегистрирован: 01 окт 2010, 22:40
Откуда: Удомля - Мста

Re: Млёво

Сообщение Андер » 18 апр 2018, 16:14

Так это территория Бежецкой пятины. В Тверской губернии только с 18 века. К Балашеву надо относиться осторожно. Он больше писатель, чем историк.
Андер
 
Сообщений: 49
Зарегистрирован: 10 ноя 2012, 14:38
Откуда: Москва

Из книги А. Г. Авдеева «Валунные надгробия Верхневолжья..."

Сообщение Алексей Крючков » 18 апр 2018, 21:34

Из книги А. Г. Авдеева «Валунные надгробия Верхневолжья (конец XV - вторая треть XVIII в.). Вопросы генезиса, бытования и источниковедения» (цитата с сокращениями и небольшими перефразировками для краткости)

Героизацию Марфы Борецкой невольно сделал Н.М.Карамзин своей исторической повестью «Марфа Посадница», опубликованной в 1803г. Возможно, этому же поспособствовал и патриотический подъем настроений в стране после победы над Наполеоном.

Но массовый читатель не понимает разницы между исторической художественной литературой, где допустимы домыслы автора к основе из исторических фактов, и научной историей, где домыслы непозволительны. Каковы же были факты?


"В московских и региональных летописях XV–XVI вв. Марфа Посадница изображалась исключительно как искусительница, сбившая новгородцев с истины (Александрова В. А. Образ Марфы Борецкой в русских летописях XV–XVI веков // Новгородика–2012. У истоков русской государственности. Материалы IV Международной научной конференции. Ч. 1. Великий Новгород, 2013. С. 350–355.)

В народных преданиях её образ не имел ореола народной героини. Одно из сказаний, записанное на Беломорском побережье, сохранило память о ней как о суровой крепостнице, ограничившей крестьянскую свободу в пользу Соловецкой обители, о чём помнили во времена Петра I. (Криничная Н. А. Предания Русского Севера. СПб., 1991. С. 183. № 337)

Другое сказание, записанное там же, восходит к Житию прп. Зосимы Соловецкого, созданному на рубеже XV–XVI в. ( Минеева С. В. Рукописная традиция Жития преподобных Зосимы и Савватия Соловецких (XVI–XVIII вв.). Т. II. Тексты. М., 2001. С. 37–38), и рисует защитницу новгородских вольностей алчной и беспринципной стяжательницей, которой подвижник предрёк бесславное будущее, ибо «кривда сидит в Новгороде, а правда на небо взята» (Легенды. Предания. Бывальщины / Сост., подг. текстов, вступ. статья и примеч. Н. А. Криничной. М., 1989. С. 94–95)"

Но местному народу, поверившему во Млёвскую Марфу, все эти факты были не только не известны, но и не нужны. "Уверенность в принадлежности памятника Марфе Борецкой придавали рассказы о её явлениях больным, страждущим и немощным, а также о чудесных исцелениях у валуна. Надгробие стало обрастать живописными легендами."

"Н. К. Рерих, посетивший Млёво в 1906 г., поэтически обработал эти предания в очерке «Марфа Посадница», назвав их «таинственным атавизмом», чарами которого «открывается нам лучшее из прошлого». Впрочем, Н. К. Рерих, обыгрывая вырезанную на надгробии дату, сочинил легенду о четырнадцати годах скрытного пребывания Марфы Посадницы в Млёвском монастыре и её смерти в этой обители. (Рерих Н. К. Избранное. М., 1990. С. 29–30. см.: Иванов М. А. Рерихи и Тверской край. Тверь, 2007. С. 104–105)"

"Новгородский Большаковский летописец — единственный источник, который называет дату её смерти: «лэт ¤з7зi в весны на д7 нд7ли по велице дн7и в среду въ ~горьевъ дн7ь преставис марfа скимница посадница ноугородцкаа» (Цит. по: Конявская В. Л. Эпоха Ивана III в Новгородской Большаковской летописи // Труды кафедры истории России с древнейших времён до ХХ в. / Отв. ред. А. Ю. Дворниченко. СПБ., 2006. С. 85), но места смерти и погребения не названы.

Летопись содержит ошибку: в 1509 г. Юрьев день (24 апреля) не совпадал со средой 4-й недели по Пасхе. Исследовательница ссылается на мнение акад. В. Л. Янина, который отмечает, что указанные праздники совпадали в 1483 и 1494 г. и могут иметь отношение к дате смерти Марфы, так как не противоречат последнему её упоминанию в летописях (6986/1475) и её вероятному возрасту.

Из всех предложенных исследователем дат только 7002/1494 г. совпадает с датировкой млёвского надгробия, но не с её содержанием, которое не имеет набора обязательных информационных единиц, употреблявшихся в надгробных надписях с конца XV в.:
- не указано имя отца умершей,
- неясно её семейное положение, так как отсутствуют имя мужа, равно как и статус незамужней девицы.
- Не упомянут в эпитафии и схимнический сан покойной (что было бы естественным для эпитафии Посадницы).

Принадлежность млёвской Марфы к семье служилых людей исключена, так как развитая система поместных владений на погосте относится к 1550/51 г. (ПКНЗ. Т. 1. Новгородские писцовые книги 1490-х гг. и отписные и оброчные книги пригородных пожен Новгородского дворца / Сост. К. В. Баранов. М., 1999. С. 233–234)

Сомнительна её принадлежность к семье церковно- или священнослужителей, так как наиболее ранняя информация о сельских приходских храмах — Егорьевском и Петропавловском, — сосуществовавших с Троицким монастырём, относится к этому же времени (Новгородские писцовые книги. Т. 6. Книги Бежецкой пятины. I. 1501 г. — II. 1551 г. — III. 1564 г. СПб., 1910. Стб. 567–568; ср.: ПКНЗ. Т. 1… С. 233–234).

Скорее всего, умершая могла происходить из несведённых крестьян Млёвского погоста, ставшего великокняжеским владением в 1478 г. Именно такую картину расселения в Млёвском погосте на конец XV в. даёт писцовая книга Деревской пятины 1495/96 г. См.: ПКНЗ. Т. 1… С. 69–72

Житие прп. Зосимы Соловецкого сообщает, что мятежная боярыня вместе с сыном Фёдором и дочерьми «послана бысть в заточение в Нижний Новгород» (Минеева С. В. Рукописная традиция... С. 37–38).

На это указывают и опубликованные в конце 30-х гг. XIX в. предания о последних годах жизни Марфы Борецкой, которые отчасти подтверждаются сведениями Большаковского летописца о принятии ею схимы (возможно, под именем Марфы). Первое предание — о пострижении Марфы в одном из женских монастырей Нижнего Новгорода с именем Мария — было записано в Соловецком монастыре архимандритом Досифеем (Досифей, архим. Географическое, историческое и статистическое описание Соловецкого монастыря и других подведомых сей обители монастырей, скитов, приходских церквей и подворьев, с присовокуплением многих Царских, Патриарших и других знаменитых Гражданских и Духовных лиц, граммат, относящихся к истории сего монастыря. [Ч. 1]. М., 1836. С. 60.)

Предание, бытовавшее в Нижнем Новгороде и зафиксированное П. И. Мельниковым (Печерским), сообщает, что Марфа Посадница была пострижена в нижегородском Зачатьевском монастыре, но неизвестно, «в Нижнем ли умерла она или где-нибудь в другом месте». Начинающий литератор даже предпринял поиски её надгробия, оказавшиеся безрезультатными (Мельников П. И. Надгробный Камень в Нижнем Новгороде // Отечественные записки. Учёно-литературный журнал. 1840. Т. XI. Ч. VII. С. 49.)

Таким образом, отождествление надписи на млёвском валуне с Марфой Посадницей противоречит имеющимся источникам и, главное, самой эпитафии. Тем не менее, эта легенда усиленно поддерживается краеведами Вышнего Волочка и Удомли. (Подушков Д. Л. История села Млёва… С. 9; Ступкин Е. Встал монастырёк ново… Из истории вышеволоцких монастырей. Вышний Волочёк, 2009. С. 87)"
Аватар пользователя
Алексей Крючков
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 3298
Зарегистрирован: 24 июн 2010, 19:44
Откуда: Удомля

Ещё из книги - интересная история изучения этой плиты

Сообщение Алексей Крючков » 18 апр 2018, 21:45

"У надгробия Марфы была иная судьба. Оно привлекло внимание архиепископа Мефодия (в миру Михаил Алексеевич Смирнов), управлявшего Тверской и Кашинской епархией в 1804–1814 гг. Будучи «любителем и знатоком древностей отечественных», он изъявил желание ознакомиться с сенсационной находкой, тем более что благодаря Н. М. Карамзину имя Марфы Посадницы было у всех на слуху.

Дело было поручено настоятелю Казанского собора в г.В.Волочке протоиерею Василию Петрову, для которого владыка составил специальную инструкцию — обмерить надгробие, определить материал, из которого оно изготовлено, и снять копию с надписи. Можно признать, что архиепископ Мефодий стоял у истоков изучения валунных надгробий, а его инструкция по требованиям тщательного описания эпиграфического памятника значительно опередила применявшуюся в то время методику исследования древнерусских лапидарных надписей.

29 мая 1811 г. прот. Василий Петров в соответствии с полученной инструкцией составил рапорт об исследовании находки, и этот день с полным правом можно считать днём рождения научной методики исследования подписных валунных надгробий.

Для отождествления эпиграфического памятника священник привлёк достоверный источник — Четьи Минеи свт. Димитрия Ростовского, в которых было использовано Житие прп. Зосимы Соловецкого, где говорилось о ссылке боярыни в Нижний Новгород. (Кни1га жи1тій свzты1хъ на мёсzцъ а3прjллій. Съ а7-го по з‹ де1нь. М., 1888. Л. 22) Следуя источнику, автор рапорта высказал сомнение в принадлежности намогильного памятника Марфе Посаднице.

Млёвский камень попал в поле зрения Н. М. Карамзина. В VI томе «Истории Государства Российского» (издан в 1816 г.) он датировал искомую плиту 7000 г. от Сотворения мира (буквенная цифирь не была прочтена прот. В. Петровым), раскрыл окончание эпитафии как сокращение фразы «на па(мять)» и указал на несоответствие указанного на плите года смерти времени высылки Марфы Борецкой из Новгорода. (Карамзин Н. М. История Государства Российского. Т. VI. М., 1998. С. 258. Прим. 180)

Публикация надгробия состоялась в 1828 г. в журнале «Русский зритель», издававшемся по инициативе известного московского историка К. Ф. Калайдовича . Данная статья вышла без подписи, но есть основания полагать, что её автором был М. П. Погодин, исполнявший обязанности редактора данного номера и определённо интересовавшийся русской эпиграфикой. К статье прилагался эстампаж надписи, выполненный прот. В. Смирновым, что было абсолютно новым словом в древнерусской эпиграфике: все публикации надгробий эпохи Московской Руси, осуществлённые в последней четверти XVIII — начале XIX в., передавали текст эпитафий гражданским шрифтом в соответствии с действующими на момент издания орфографическими правилами.

Таким образом, надгробие Марфы стало первым изданным по научным правилам подписным надгробием Московской Руси, а дискуссия вокруг него сформировала правила научной публикации эпиграфических памятников этой эпохи, однако закреплены они были только в начале ХХ в.
Аватар пользователя
Алексей Крючков
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 3298
Зарегистрирован: 24 июн 2010, 19:44
Откуда: Удомля

Мой субъективный итог этой дискуссии

Сообщение Алексей Крючков » 18 апр 2018, 22:00

Таким образом, со стороны учёных историков вопрос об этой плите изучен, обсуждён и закрыт давно. Только мы тут об этом не знаем. ) Ну, или не хотим знать (или не способны), ежели вопрос веры для кого-то из нас приоритетнее научной точности.

При всём при этом, млёвская плита является уникальным памятником - самым древним известным в России примером могильной надписи на природном валуне. И к тому же, положившим начало научному изучению в России подобных могильных памятников! За каждую из этих "заслуг" данному камню можно не то что крышу и оградку железные ставить, а и стены с крышей-саркофагом, как над домиком Петра в Питере, и музей рядом открывать, и асфальтовую дорогу прямую из Волочка проводить, для толп экскурсантов с Руденей во главе! )) Чего ещё в Удомле есть такого, в чём мы самые первые во всей России?!!

Нет нужды насаждать всем (через газеты) мифы и легенды о том объекте, который и сам по себе является по-настоящему легендарным, без всяких сказок!

А верить или не верить в чудеса этой Марфы - вопрос сугубо личный, его даже обсуждать не стоит. Как батюшка сказал при мне: "Если эта вера кому-то помогает, так разве это плохо?"
Аватар пользователя
Алексей Крючков
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 3298
Зарегистрирован: 24 июн 2010, 19:44
Откуда: Удомля

Re: Млёво

Сообщение Денис Ивлев » 19 апр 2018, 18:18

Легенд вокруг Млёва много:) Тут мне пытались доказать, что с погоста идёт подземный ход в Троице-Млёво. При чем на самом серьёзе:))))
И что бы как-то разобраться с этими легендами, я залез в архив. Вчера изучил 20 дел, касающихся истории храма и окрестных часовен. Сделал открытие в имени архитектора храма и относительно судеб бывших здесь церквей. Ждите статью, сделаю на днях.
И последнее, ради чего всё и начал. Книг написано много об Удомельском крае, ещё больше статей, но в делах о Млёво нет НИ ОДНОГО ПРОСМОТРА!!! Где же брали тогда всю информацию...
Аватар пользователя
Денис Ивлев
 
Сообщений: 1593
Зарегистрирован: 11 июл 2010, 08:01
Откуда: Вышний Волочек - Спирово - Москва

Сообщение Алексей Крючков » 19 апр 2018, 19:45

Нынче появились писатели, берущие информацию не из архивов, а из Википедии. )) И тому подобных анонимных свалок в Тырнете. Так быстрее и проще. ) И можно статьи штамповать прямо конвейерным способом! )) Поэтому среди учёных историков слово "краевед" сделалось уже почти что ругательным. ))
Аватар пользователя
Алексей Крючков
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 3298
Зарегистрирован: 24 июн 2010, 19:44
Откуда: Удомля

Пред.

Вернуться в Удомельский р-н

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3