Венецианово

Достопримечательности и история объектов, находящихся на территории современного Удомельского района

Модераторы: Алексей Крючков, Балаблиха

Исследователь жизни Венецианова С.Н. Юренев

Сообщение Виноградов » 17 сен 2020, 23:24

Б.К.Виноградов
Н.И.Иванова, Культурно-исторический фонд «Удомля»
Т.И.Бойцова, Союз художников России


Деятель культуры Сергей Николаевич Юренев
(1896-1973)


Сергей Николаевич Юренев в наши дни известен в научном мире как искусствовед, археолог, исламовед, этнограф, специалист по музыкальной этнографии, востоковед, исследователь архитектуры и материальной культуры Средней Азии. О значении его научно-исследовательской деятельности говорит факт существования в Государственном Эрмитаже стенда, посвящённого Сергею Николаевичу, а в отделе Востока хранится немало его археологических находок. Тверским краеведам Юренев был почти неизвестен. Впервые мы ознакомились с его отчётами в архиве Тверской областной картинной галереи в 2011г., привлекли внимание к нему и подготовили в 2012-2019гг. статьи, выступили с докладами на различных чтениях, издали книгу «Венецианов в Сафонково», показав его вклад в дело сохранения памяти о художнике.

Тверской период

Родился С.Н. Юренев в Витебской губернии в дворянской семье. Окончил Московский археологический институт, где после учёбы работал научным сотрудником. В 1920-м году в Витебске он работал заведующим кабинетом церковной археологии при Витебском отделении института. В том же 1920-м вся семья Юреневых была выслана в Тверь. В эти годы Тверь была убежищем тех, кто был выслан властями из родных мест.
В Твери «культурная жизнь» кипела, во многом благодаря приезжим поэтам, художникам. Юреневы сразу вошли в этот круг. Жила семья на Миллионной улице (сейчас — улица Советская) в деревянном доме: мать и два младших сына, Георгий и Сергей. Сын Владимир с семьёй отдельно жили в Твери. Старший Николай жил с семьёй в Москве.
Брат Георгий Николаевич Юренев принимал активное участие в церковной жизни. Он был из тех мирян, которые не признавали митрополита Сергия и после его Послания к пастве в 1927 году открыто порвали с Московской Патриархией, объявив себя Истинно-Православной церковью (ИПХ). Общины их подверглись репрессиям. Георгий Николаевич был арестован в 1936г., а в начале 2000-х был канонизирован Русской Православной Церковью как новомученик (1 прим.).
Владимир Николаевич Юренев по своей работе был связан с Кооперацией, популярным в то время движением, связанным с идеологией анархизма. В начале 1920-х годов анархисты всё ещё были «попутчиками» и даже членами ВЦИКа. В Твери учреждения Кооперации возглавляли родственники П. Кропоткина, идеолога анархистов, тесно связанные с организованным в Москве Музеем Кропоткина. Осенью 1920 года по инициативе тверских кооператоров было открыто Общество изучения тверского края, председателем которого стал Михаил Кропоткин - племянник Петра Кропоткина. Членами общества стали кооператоры, краеведы, музееведы, члены Комиссии по охране памятников. В.Н. Юренев тоже стал членом этого общества, так как до революции участвовал в работе историко-архивных комиссий. Старший брат Николай Николаевич Юренев до 1928 года работал прокурором под началом Л. Троцкого.
В 1920 – 1926гг. в Твери по инициативе приезжего «крестьянского поэта» Н.С. Власова-Окского было учреждено Литературно-художественное общество имени И. Никитина. Члены этого общества находились в идеологической и эстетической оппозиции к Тверской ассоциации пролетарских писателей, за что подвергались гонениям. В Правление вошли местные молодые поэты: М.С. Дудоров, И.М. Милютин, Л.К. Мошин, и братья Владимир и Сергей Юреневы. «Никитинцы» устраивали литературные «среды» и издавали альманах «Зарницы», в которых участвовали и Юреневы.
в кабинете.jpg
1920

31 января 1922г.: - «… На днях устраивается вечер «Поэтов». …Вечеру предшествует диспут на тему: «Есть ли пролетарское искусство» – докладчиком Вл. Юренев. 23 февраля 1922г.: - «Вечер поэтов» не состоялся, так как В. Юреневу, который должен был выступить с докладом, запретил “Пролеткульт». В 1926 г. Общество им. И. Никитина было закрыто. Одной из причин была травля никитинцев лидерами местного РАППа. После этой истории большинству из них пришлось навсегда оставить литературные занятия, а другие были репрессированы. В октябре 1929 года Владимир был арестован и 3 января 1930 года приговорён к заключению в концлагерь сроком на 10 лет. По-видимому, в лагере он и погиб. Год его смерти неизвестен.
В Твери С.Н. Юренев работал в различных учреждениях: инструктором в Губернском Музее, в Госполитпросвете, в Комиссии по охране памятников культуры, председателем экскурсионного бюро. Он собирал материалы по этнографии и музыкальному фольклору. Здесь он близко сошёлся с известными ныне художниками русского авангарда Антониной Софроновой и Михаилом Соколовым, преподававшим в Тверских свободных государственных художественных мастерских. Сергей Юренев принимал активное участие в художественной жизни города и поддерживал творчество художников-новаторов, высмеивал представителей классической школы. В мастерских царила атмосфера острого противостояния между представителями реалистического и беспредметного искусства. В то время многие художники увлекались «футуризмом», «конструктивизмом», тем, что в 30-е годы было уже осуждено и названо «формализмом». Соколов и Софронова тоже отдали дань этой манере. Среди рисунков Соколова сохранился его эскиз к сборнику стихов Сергея Юренева под названием «Архаизмы».
юренев 1922.jpg
1922г

С.Н. Юренев был в курсе этой борьбы и потому отозвался на эти события стихотворением в стиле торжественной оды, получившей широкую огласку. Стихотворение было написано 6 сентября 1921 года и звучит весьма оптимистично. Но уже вскоре из Твери была вынуждена уехать Антонина Федоровна Софронова. М.К. Соколов остался в Твери, потому что ему некуда было деваться. По словам Софроновой, «один Юренев протянул ему руку помощи» – устроил на работу в Губмузей, а в дальнейшем отказался от собственного места ради Соколова. М.К. Соколов покинул Тверь и в феврале 1923 года был назначен руководителем студии ИЗО московского Пролеткульта. С большим трудом получил комнату около Арбата, где до конца 20-х годов у него бывал Сергей Николаевич. От тех далеких лет Сергей Николаевич сохранял около 100 рисунков М.К. Соколова. Это и был круг их общения до 1929 года. Но то, что в начале 1920-х годов было безопасным, к 1929 году стало причиной арестов двух братьев С.Н. Юренева (Владимира и Георгия).
В конце 1929 года, опасаясь неминуемого ареста, С.Н. Юренев уехал из Твери в Среднюю Азию. Жил в Фергане, Намангане и Бухаре, преподавал в пединститутах Узбекистана географию, историю, иностранные языки и даже ботанику. Средняя Азия оказалась огромным полем для профессиональной деятельности. Как и по всей стране, там требовались опытные преподаватели открывающихся вузов. На долгие годы нашли там своё пристанище художники, востоковеды и археологи. Сергей Николаевич оказался в том же культурно-историческом окружении и открыл для себя сказочный мир Востока. Не прошёл мимо него и так называемый «туркестанский авангард», с представителями которого он был знаком. Как многие русские, он был очарован Средней Азией и так же, как его друзья художник П. Беньков и археолог Ф. Гелах думал остаться здесь жить и работать. Но вышло по-другому: он был вынужден вернуться в Калинин, где в 1936 году был арестован его второй брат Георгий, и тяжело заболела его мать.
Сергей Николаевич вернулся из Средней Азии в разгар репрессий в 1938 году, когда многие из его знакомых по Витебску, Ленинграду и Москве в это время уже были расстреляны. Он был взят на работу в Музей, стал преподавателем в Пединституте, участником создания Калининской картинной галереи. В этом новом периоде жизни в Твери он вновь дружил с тверскими художниками, в частности с Борисовым. Работая в галерее, он оказал немалое влияние на формирование взглядов многих будущих художников города. В качестве примера можно привести становление мировоззрения юного Василия Ивановича Волкова, который был частым гостем Сергея Николаевича Юренева в музее, многое почерпнул из общения с ним, многому научился. Будучи крупным коллекционером искусства, Сергей Николаевич по воспоминаниям Волкова знакомил его с произведениями своего собрания, учил видеть и понимать живопись. На фоне «формирования нового пролетарского искусства», массового создания кружков ИЗО на заводах и фабриках города, с целью выявления пролетарских талантов, свободных от буржуазных взглядов, Сергей Николаевич Юренев стремился поддержать талантливых молодых людей.
Нижний ряд слева направо Е.К.Мроз,  Любский А.Н,Юренев С.Н.,Снимок сделан в 1936 гг.jpg
1936г Внизу слева направо Е.К.Мроз, А.Н.Любский, С.Н.Юренев

В мае 1936 года после отбывания срока исправительно-трудовых лагерей в Сибири, в Калинин приехала искусствовед Елена Константиновна Мроз (1885-1953). С.Н. Юренев и Е.К. Мроз обнаружили много общего в профессиональных интересах. В 1938, 1939 и 1940-м годах они предприняли экспедиции по венециановским местам, которые дали интересный и важный материал.
Виноградов
 
Сообщений: 53
Зарегистрирован: 20 сен 2010, 17:47
Откуда: Удомля

Находки Юренева в Поддубье

Сообщение Виноградов » 18 сен 2020, 16:02

Экспедиция С.Н. Юренева
по спасению картин Венецианова в годы богоборчества

Юренев Сергей Николаевич 23 мая - 2 июня 1939 г. прошёл за 10 дней пешком 200 км и осмотрел основные Венециановские места в 22 деревнях. Вокруг Поддубья он посетил деревни Островки, Покровское, Сленково, Хохлово, Молдино, Леганок, Гора, Заозерье, Дубки, Услада. Вокруг Дубровского - деревни Трониха, Сафонково, Максиха, Микашиха, Демидиха, Язвиха, Ишутиха, близ Брусово. На автомашине райкома ВКП(б) он доехал до Ново - Маковищи и осмотрел Троицкую церковь. Везде он записывал воспоминания крестьян. Юренев накапливал материал для биографии Венецианова и собирался в течение 1941 – 1946 гг. напечатать шесть статей о художнике. Ниже приведены описания икон в четырёх церквях вокруг Сафонково, почерпнутые из отчётов Юренева в архиве Тверской Картинной Галереи (2 прим.).

Поддубье.
Иконостас-в-Поддубской-церк.jpg
Иконостас Поддубской церкви, фото Юренева

В церкви Поддубья в 1939 году С.Н.Юренев обнаружил четыре работы Венецианова: в иконостасе «Богоматерь с младенцем», «Христос», «Покров» и запрестольное «Преображение». Они были написаны художником по заказу семейства Милюковых для обустройства Покровской церкви.

Наиболее раннее из них «Преображение» (189x143) написано, по-видимому, до 1824 г. Относительно этой картины Венецианов писал Н.П.Милюкову из Петербурга 27.03.1824г.: «Преображение можешь взять для того, что его ни за что нигде нет, а Воскресение достану и привезу» (3 прим.). Лёгкие неземные фигуры Христа и пророков в верхней части картины заставляют помнить, что Венецианов был учеником мистика Боровиковского, но низ картины - апостолы написаны в «венециановской манере». Это уже вполне земные люди, прототипы которых мы смогли бы отыскать в деревнях Венецианова. Богоматерь, Христос и Покров в иконостасе написаны в 1846 году для проводившейся в это время переделки в церкви. В письме к Н.П.Милюкову в марте 1847г. из Сафонково Венецианов пишет: «Образ Спасителя и Божьей Матери я отослал к Василию Матвеевичу и потом съездил туда...». Образа эти были установлены в иконостасе, как значится в церковной описи, уже после смерти художника в 1850г., когда закончилась переделка церкви.
Богоматерь-с-предвечным-мла.jpg
Богоматерь Венецианова

Как указывает С.Н.Юренев, моделью для Поддубской Богоматери служила Мария Богданова - тот же прекрасный овал лица, невысокий круглый лоб, прямой нос, широко расставленные глаза, что и в «Туалете Дианы».
Картина Венецианова Туалет Дианы, 1847г, ГТГ.JPG
Туалет Дианы, 1847г, ГТГ

На обеих картинах модель изображена с несколько выдвинутой вперёд головой, с почти аналогично согнутой в локте правой рукой. Но у Дианы это неприятный резонирующий жест, который обуславливается желанием художника смягчить горизонтальной линией вертикаль обнажённого тела, в то время как у Богоматери он очарователен материнской нежностью.

Образ Христа Венецианова не похож на известные нам типы, обычные для русской и западной живописи и иконописи, пишет С.Н.Юренев. Рассказ Д.А.Горшкова (д. Микашиха) о крестьянине Агапе Богданове из деревни Микашиха с нестриженными волосами, с которого Венецианов писал своего спасителя, совершенно достоверен, так как сохранился даже этюд «Голова крестьянина», написанный Венециановым. Этюд хранится в ГТГ, где его изучал С. Н. Юренев.
Венецианов Голова крестьянина этюд.jpg
Голова крестьянина, этюд, ГТГ

Сравнение «Головы крестьянина» и «Христа» в Поддубской и Дубровской церквях не оставляет никакого сомнения в том, что это одно и тоже лицо. Несколько сдавленная с боков черепная коробка, очень большой лоб, длинный, слегка свисающий ко рту нос, своеобразный разрез глаз, даже довольно заметная асимметрия лица в этюде точно повторяются художником на церковных картинах. Только рот на картинах переработан Венециановым - он меньше, губы тоньше, но это различие не уничтожает портретного сходства. Длинные давно не стриженые волосы «Крестьянина» (ГТГ) получают вполне ясное объяснение в свете рассказа Горшкова. Венециановский Христос (Крестьянин из Микашихи) прошёл незамеченным ни в художественных, ни в духовных кругах России. Между тем его нужно считать прогрессивным, национально русским, - подчёркивал С.Н.Юренев.

Христос русской иконописи унаследован из Византии и получил в России лишь небольшое своеобразие. Большое видоизменение внесли Симон Ушаков с иконописцами в 17 в., привившие тип Христа, заимствованный с Запада. Это новшество возбудило яростный спор в кругах защищавших старую Русь от новых веяний. Знаменитый протопоп Аввакум писал: «... пишут Спасов образ Еммануила - лицо одутловато, уста червонные, власа кудрявые, руки и мышцы толстые, а весь яко немчин брюхат и толст учинён... А всё то кобель борзой никак враг умыслил будто живое писать... А Христа на кресте раздутовата: толстёхонек миленький стоит, и ноги же у него, что стульчики. Ох, ох, бедная Русь, чего-то тебе захотелось немецких поступков и обычаев» (Грабарь. История Живописи, т.1. цит. по Юреневу) (4 прим.). В 18 и начале 19 вв. художники заимствовали тип Христа у Тициана, Рубенса и др. Искусствовед С.Н.Юренев отмечает, что лишь «... скромный, никем не замеченный Венецианов направил свои поиски в иную сторону и создавая иконы и картины для украшения скромных сельских церквей Вышневолоцкого уезда, создал новый тип Христа, копируя натуру с Микашинского крестьянина».

В деревне Микашихе Юренев обнаружил ещё одну достоверную икону Венецианова «Спас нерукотворный», которая была когда-то в ликвидированной часовне. Икону упоминает в письме Н.П.Милюкову от 14.05.1848 г. дочь Венецианова Александра. Икона написана на липовой доске (45 X 35 см), сильно смыта, краски потрескались и шелушились. В основе этой иконы также лежит «Голова крестьянина» ( ГТГ), но по сравнению с Дубровской и Поддубской иконами, тип Христа в Микашихе более идеализирован.
Этот тип Христа оказался очень устойчив в венециановской школе, у Григория Сороки и его ученика, живописца из деревни Язвихи Якова Ивановича Русичева. Во многих деревнях С.Н.Юренев встречал в церквях и частных домах иконы «Нерукотворного Спаса» явно венециановского типа. Точная копия с Микашихинской иконы имеется в Дубровской церкви. Часть этих икон принадлежит кисти Г.Сороки и Я. Русичева. Однако Юренев не указал конкретные их иконы. Внук Н.К.Милюков в 1916г. также предполагал иконы Богородицы в Поддубье.
Икона-Покров-пресвятой-бого.jpg
Икона "Покров..." Венецианова из Поддубья (фрагмент)

Юренев обследовал картину «Покров» в Поддубской церкви и подчёркивает, что А.Г. Венецианов своеобразно решил её композицию. Обычная композиция таких картин: в центре верхней части торжественного архитектурного пейзажа, условно изображающего внутренность Влахернского храма в Константинополе, изображена фигура Богоматери Оранта, по сторонам от неё Христос и святые. Внизу фронтально расположены очевидцы чуда - Андрей Юродивый, ученик его Епифаний, диакон Роман, император Лев. Венецианов также делит свою композицию на верхнюю и нижнюю части. В верхней части помещена на облаках коленопреклонённая фигура Богоматери, повёрнутая в три четверти вправо, придерживает руками края накинутого на голову и спускающегося мафория. За нею слева группа святых и ангелы. Справа, несколько выше, сидящая фигура Христа.
Низ композиции представляет собою вполне венециановскую бытовую картину. Изображена небольшая сельская церковь, справа - иконостас, уходящий вглубь. На солее стоит молодой безбородый дьякон в обычном русском облачении. На заднем плане - молящиеся. Несколько выделяется слева на переднем плане «иконно» написанная группа Андрея Юродивого и Епифания. Всей композиции, подчеркивает С.Н.Юренев, присуща выраженная портретность изображённого. Для Богоматери, несомненно, позировала Мария Богданова. Все черты портретного сходства носят фигуры диакона и Андрея Юродивого. При взгляде на лица молящихся невольно приходят на память зарисовки крестьянских типов, которые так часто делал Венецианов. Типичная сельская церковь с иконостасом начала 19 в., с местной иконой Богоматери в ризе конца 18 - нач. 19 в., с расписанным аналоем под иконой праздников у Солеи, с висящими на фигурных кованых железных крючьях паникадилами, вероятно, были зарисованы Венециановым где-нибудь в Дубровском, Поддубье или Николо - Теребени.
С.Н.Юренев высказал уверенность, что при дальнейшем исследовании икон в церквях округи будут выявлены новые произведения Венецианова и его учеников, написанные по эскизам учителя. Он записал: «Выявленные мною работы Венецианова позволяют отнести иконописца Венецианова к кругу деятелей искусства натуральной школы 1840-х годов, о которых В.Г.Белинский в 1847 г. писал : «... они любят изображать людей низкого звания, делают героями своих повестей мужиков, дворников, извозчиков...». Основателем русской натуральной школы в литературе явился Н.В.Гоголь. В живописи основоположником её был А.Г.Венецианов. Он не имел силы таланта Гоголя, не имел дара трибуна Крамского. Его дело, казалось, умерло вместе с ним, но через несколько лет после его смерти оно нашло своих продолжателей в лице реалистов 1860-гг., расширивших и углубивших начинания Венецианова» (С.Н.Юренев. машинопись, 1940г.; стр. 12).
Виноградов
 
Сообщений: 53
Зарегистрирован: 20 сен 2010, 17:47
Откуда: Удомля

продолжение статьи

Сообщение Виноградов » 19 сен 2020, 23:44

Дубровское.
В храме находились некоторые иконы кисти Венецианова по разным упоминаниям и свидетельствам: Богоматерь с младенцем, Спас Нерукотворного Образа, по завещанию дочери Филицаты после 1897г. переданы два образа одной меры Мученицы царицы Александры Римской (поминовение 23 апреля) и Мученицы Филицаты Римской (поминовение 25 января) - небесные покровители дочерей художника.
Побывавший в храме в 1939г. искусствовед Юренев упоминает о религиозных картинах или иконах Венецианова: «... висят в алтаре «Христос», «Мадонна с младенцем». Иконы парные, верх заканчивается полукружием, на дереве, размер 128x75». Далее С.Н.Юренев пишет: «По-видимому по эскизу Венецианова выполнена его учеником (предание называет Григория Сороку) запрестольная икона «Троица» - на дереве, ширина иконы 140 см. Над входом в церковь «Спас Нерукотворного Образа» - копия с иконы Венецианова. Под руководством Венецианова могла быть выполнена икона Богоматери «О тебе радуемся, благодатная» с предстоящими Николаем 1 и его женой. Интересны иконы венециановской школы: «Плащаница». «Глава Иоанна Крестителя», «Кирик и Улита», «Власий и Варвара». По словам Екатерины Петровны Меглицкой ( 79 лет), матери учительницы Меглицкой (дочь последнего священника Александра Васильевича, 1910-1929) прибывшего из с. Грибны, где служил в 1884 – 1910гг), в Дубровской церкви была ещё икона работы Венецианова «Николай Чудотворец». Икона эта была продана вместе с деревянной церковью лет 40 тому назад (1898) в деревню Змеево Бежецкого уезда», - записал Юренев.
Заканчивая описание, Юренев приводит рассказ жителя Дубровского: «... художника - самоучки Д.А.Горшкова о том, что Венецианов писал своего Христа с крестьянина деревни Микашихи, которому приказывал не стричь волосы, когда ему нужно было писать, привёл меня к открытию, что «Голова крестьянина» (этюд Венецианова в Третьяковской картинной галерее) есть этюд к голове Христа, использованный художником для икон Поддубской и Дубровской церквей и для Нерукотворного Спаса в деревне Микашиха».
Далее Юренев привёл рассказ сына крепостных художника Сосипатра Терентьевича Шмелёва (86 лет, уроженца Сафонково) о конфликте художника с крестьянами из-за отторжения иконы Богоматери, непризнания её по причине сходства с крестьянкой Марией Богдановой.

Маковищи.
В мае 1939 г. на машине Брусовского райкома ВКП(б) искусствовед Юренев С.Н. приехал в Погост Новые Маковищи (ныне - Каменку). Он обследовал Троицкую церковь и написал: «Церковь в селе Маковищи представляет собой музей художников венециановского круга. Работ Венецианова там много не обнаружено, но там имеются хорошие копии с картин Венецианова: «Спаситель», «Богоматерь с младенцем», «Покров» и «Преображение» из Поддубской церкви и целый ряд икон его учеников. Работой Григория Сороки я бы считал запрестольную «Троицу» (ширина 318 см) как вариант «Троицы» Дубровской церкви, и небольшую копию с Дубровской «Троицы» над входом, а также «Тайную вечерю» с Леонардо да Винчи, северные и южные двери -архистратиги Михаил и Гавриил; у ног последнего написан пейзаж, который я считаю видом у озера Молдино» (Юренев,1939, стр.4).
«Один и тот же Венециановец писал «Успение» и «Вознесение» с совершенно одинаково коленопреклоненными фигурами на первом плане. Венециановской же школе принадлежат «Кирик, Улита и др. святые», две «Плащаницы», небольшие парные «Преображение» и «Михаил Архангел» в резных рамах, «Усекновение главы Иоанна Предтечи» с стоящими по сторонам лампадою и курильницами; высокий крест с изображением Кирика и Улиты, «Крещение», «Михаил и Арсений Тверские», «Жёны -мироносицы». Большой интерес представляет собой весь иконостас летней церкви и ажурная резная стена, отделяющая летнюю церковь от зимней. В алтаре имеется прекрасно выполненный семисвечник из бронзы: «1860г. Вышневолоцкого уезда с. Всесвятского усердием г. Владислава Ивановича Милюкова отлита Ардальоном Бурцевым крепостным его человеком», - писал С.Н.Юренев.
Однако такое обилие икон и религиозных картин сотрудники Калининской Картинной галереи видели в последний раз, так и не успев купить некоторые из них. Напористые коммунары из Молдино опередили искусствоведов. Через год Е.К.Мроз уже не застала икон, которые видел в 1939 г. С.Н.Юренев.

Погост Рождественский.
Юренев нашёл сведения о народном художнике. Русичев Я.И. жил недалеко от Кезадры, в 7 км к югу в деревне Язвиха. Его знали и уважали в округе. Рассказы крестьян искусствовед Юренев С.Н. записал в 1939 г.: «От населения Дубровского и окружающих его селений мне пришлось неоднократно слышать имя Яши - Живописца, жителя деревни Язвиха. Из рассказов населения, пополненных рассказом племянника художника, Василия Ивановича Сычёва 78 лет, выяснилось, что Яков Иванович, принявший впоследствии фамилию Русичев, был отдан отцом, Иваном Максимовичем Сычёвым, в учение в д. Покровское к Григорию Васильевичу Сороке. У В.И.Сычёва мне удалось приобрести для картинной галереи за 30 рублей этюд Русичева Я.И. - портрет отца художника. В Язвихе у населения хранятся иконы его работы, по большей части изображающие Спас Нерукотворный типа Венецианова - Сороки. Иконы работы Русичева имелись в церквях в Дубровском, Мушине, Кезадре, Чёрные Ручьи и др. Кроме того, Яков Иванович расписывал прялки и дуги, которые очень ценились населением», - писал Юренев С.Н. Однако он не привёл годы жизни Русичева; умер художник, вероятно в 1920-е годы.
Таким образом, Юренев С.Н. первым описал иконы Венецианова в Поддубье, Дубровском, Маковищи и указал, что здесь в 1939 г. сохранялось икон художника в количестве, мало уступающем Русскому музею и Третьяковской галерее.
Виноградов
 
Сообщений: 53
Зарегистрирован: 20 сен 2010, 17:47
Откуда: Удомля

Потери культуры в годы Богоборчества (продолжение статьи)

Сообщение Виноградов » 21 сен 2020, 01:34

Потери культуры в годы Богоборчества

Ещё летом 1930 г. в селе Молдино работала экспедиция Тверского музея, члены которой составили обзор общественного и культурного быта сельскохозяйственной коммуны «Молдино». Указывалась большая активность и горячность Е.А.Петрова, который сосредоточил в одних руках много власти: председатель правления коммуны, председатель ревкомиссии РИК, член ревкомиссии Райпо, член комиссии по хлебозаготовкам, руководитель политшколы. Изживание религии и богоборчество под напором горячего коммунара Петрова в Молдино шло опережающими темпами: поп был выслан в прошлом (1929) году на север «как контрреволюционер», церковь стояла закрытая и бесхозная, как указывал Д. Редер 19.09.1930 г. в отчёте экспедиции Тверского музея. Неутомимый комсомолец Е.А.Петров (1909 - 2000) в 1929-1930 гг. «активно занимался классовой борьбой, ходил с револьвером в кармане" («Родом из коммуны», 1992г. с 40), арестовывал кулаков и «требовал по 10 лет тюремного заключения», но им давали меньший срок, вспоминал он в дневнике.

Вскоре после отъезда экспедиции Редера Петров 19 августа 1930 г. вместе с сотрудниками ОГПУ арестовал группу крестьян, второго священника Алексеева и псаломщика. Последние несли службу в Молдино меньше года после высылки предыдущего попа в 1929 г. Таким образом, за год были высланы в лагеря три священнослужителя, а одного принудили отказаться от сана (И.Е.Архангельского). Церковь вновь закрыли, теперь уже насовсем (с.42). Позднее он снова признавался: «Я после армии (1934 г.) горячо взялся за наведение порядка (продолжая классовую борьбу), кое в чём и перегибал, и К.Я. Пуго (начальник Политотдела МТС) меня поправлял твёрдо, но очень тактично» (с. 48). Однако в эти годы богоборчества и Карл Янович Пуго не мог удержать в узде азартного коммунара: в 1935 г. обе церкви (каменная Преображенская и деревянная Успенская) в Молдино были закрыты и по настоянию председателя Петрова переданы в коммуну «Молдино». Е.А.Петров в дневнике пишет, как он первым в Удомельском районе в июне 1935 г. инициировал и организовал воскресник коммунистов и комсомольцев по переоборудованию Успенской деревянной церкви. Он вспоминал: «Мы ликвидировали иконостас и т.н. «райские двери» в двух алтарях (иконы ещё раньше были вывезены в Поддубскую церковь), известью забелили изображения святых на стенах и звёзды на потолке, амвон превратили в сцену, поставили декорации, повесили занавес, сделали простые деревянные скамейки, и сельский клуб был готов» («Родом из коммуны», Тверь, 1992, с.55). Первое время старухи не ходили в клуб из-за осквернения святого места - признавался Е.Петров. Зато молодёжь сразу же стала плясать в церковном здании - так он насаждал атеизм.

В эти же годы другими коммунарами подобное святотатство было совершено с могилой Венецианова в селе Дубровском - разрушен памятник. Петров порывался разобрать Спасский храм и в Дубровском, признавался он незадолго до смерти, но что-то его остановило. Уже в конце своей жизни в 1990-е годы Е.А.Петров признавался, что разрушение церквей, уничтожение икон и религиозных картин было ошибкой новой власти и его лично (свидетельство А.С.Сигниенкова).

Искусствоведы Мроз и Юренев пытались противостоять и предотвратить разрушительную деятельность молдинских коммунаров. Уже в 1937 г. намечалась (но не состоялась) поездка в сёла Поддубье и Дубровское, поскольку в Молдино церкви уже были закрыты. Осенью 1938 г. С.Н.Юренев и П.М.Ткаченко сделали однодневный выезд в Поддубскую церковь. Первая экспедиция С.Н.Юренева состоялась лишь летом 1939 г. с посещением 20-ти деревень. Юренев обнаружил в Дубровской, Поддубской и Каменской церквях иконы и картины А.Г. Венецианова и его учеников, некоторые удалось купить, нашёл ученика Г.В.Сороки, потомков крепостных крестьян художника, записал их воспоминания, составил описания увиденного, напечатал заметку в Брусовской районной газете и в областной «Пролетарской правде», выступил на радио. Он первым по исповедальным книгам описал крестьян, послуживших моделями художнику для его картин. В этой поездке С.Н.Юренев, возможно, встречался с Е.А.Петровым, который в 1939 г. работал в Брусовском райкоме ВКП(б) после снятия с должности председателя коммуны: Юренев в райкоме партии читал лекцию о Венецианове, на райкомовской машине доехал до церкви в селе Каменка (в 1940 г. церковь уже была расхищена). С.Н.Юренев подготовил большую статью с описанием икон, картин, церквей, привёл сопоставление разных картин. Статья не была опубликована за 75 лет, находясь в архиве Тверской Картинной галереи. Юренев планировал в 1941-1946гг. подготовить шесть больших статей о творчестве Венецианова. Судьба распорядилась иначе.

В новую экспедицию 10-21 августа 1940 г. выехала Е.К. Мроз с фотографом Ю.Е. Николенко. Они побывали в Сафонково, Дубровском, Костово, Поддубье, Покровском, Молдино. Однако и в Поддубской церкви недолго сохранялись иконы, вывезенные из села Молдино подальше от напористых атеистов. Вскоре после осмотра и описания С.Н.Юреневым Поддубского иконостаса, комсомольцы, по примеру Е.А.Петрова, разломали иконостас и замазали извёсткой настенные росписи. Летом 1940 года искусствовед Е.К.Мроз уже не нашла в Поддубской церкви икон и картин Венецианова и его учеников (возможно, Г.В.Сороки), которые в 1939 г. успел описать С.Н.Юренев (в т.ч. «Мадонна» - по его выражению; скорее же всего, это был образ «Богоматери», доставленный из села Дубровское). Никто не смог обьяснить Е.К.Мроз, куда молдинские активисты дели иконы. При посещении села Поддубье Е.Мроз не нашла креста на месте гибели Венецианова, и никто не помнил, чтобы он там был когда-то. Она привезла фотографию этого места, которое с трудом вспомнили богомольные старушки. Позднее Поддубская церковь была разрушена полностью по примеру Молдинской церкви, которую Е.Петров приказал разобрать на кирпичи для постройки скотного двора («Родом из коммуны». Тверь. 1992, с.94). При посещении села Молдино Е.К. Мроз, скорее всего, встречалась с Е.А.Петровым, который в 1940г. работал в школе учителем истории и был секретарём парторганизации, претворяя указания Брусовского райкома ВКП (б) по слому церквей.

В церкви же села Костовское (в отличие от Молдино) искусствовед Е.К. Мроз обнаружила в сохранности иконы и картины Венецианова, нашла могилу сестры венециановской «Капитошки», которую рекомендовала сохранить для потомков. Е. Мроз собрала интересные материалы о жизни и творчестве Венецианова, осмотрела его могилу, уже сильно заросшую и без памятника, нашла завещание его дочери Филицаты.

По материалам двух экспедиций Е.К. Мроз написала докладную записку в Правительство, что послужило толчком к решению о постановке нового памятника на могиле художника. Она также подготовила большую статью «Венециановские места», которая была напечатана в областной газете «Пролетарская правда» 1 июня 1941 г. В этой статье Елена Константиновна указывает, что «Управление по делам искусств при СНК РСФСР проводит сейчас подготовительные работы по постановке памятника знаменитому русскому живописцу А.Г.Венецианову на его могиле, находящейся в селе Дубровском». Начавшаяся война помешала установке памятника. Он был установлен в 1952г.
Виноградов
 
Сообщений: 53
Зарегистрирован: 20 сен 2010, 17:47
Откуда: Удомля

Юренев в военные годы, арест, Бухара.

Сообщение Виноградов » 21 сен 2020, 19:34

Военные годы, арест, Бухара

Во время немецкого наступления на Москву в октябре 1941 года Сергей Николаевич вынужден был остаться в оккупированном Калинине с больной матерью на руках; возглавил брошенную бежавшим музейным начальством Калининскую картинную галерею, лично спрятал наиболее ценные экспонаты, спас музейные ценности.
После освобождения Калинина в декабре 1941г. преподавал в пединституте. Вскоре был арестован и обвинён в "сотрудничестве с врагом". Сергей Николаевич владел немецким языком, и чтобы спасти тверской историко-краеведческий музей, общался с немецким руководством. Музей был спасён, но учёный в августе 1942г. был осуждён Военным трибуналом гарнизона города Калинин на 10 лет исправительно-трудовых лагерей. Освобождён 24 ноября 1951г. из мест лишения свободы Горьковской области.
После освобождения выехал в Бухару, жил в келье средневекового медресе, исследовал архитектурные памятники, вёл раскопки, собирал коллекции древностей, частично переданные им в Эрмитаж и МГУ, а также по завещанию - в Бухарский музей. В 1952-58гг. штатный археолог специальных научно-реставрационных производственных мастерских; затем вышел на пенсию, но по собственной инициативе, без какого-либо вознаграждения, продолжал деятельность археолога, краеведа и неофициального гида. С.Н.Юренев был крупным знатоком народных ремёсел, открыл ряд талантливых бухарских мастеров, сделав их творчество широко известным общественности. С его помощью в Бухаре впервые начались публикации об архитектурных памятниках этого древнего города. Сергей Николаевич работал на раскопках в Каракалпакии в составе знаменитой Хорезмской экспедиции. Был близко знаком с востоковедом Л.Н. Гумилёвым. Они познакомились в Бухаре ещё в 1960-е годы. Сергей Николаевич с большим уважением относился к идеям Гумилёва.
в бухаре1960.jpg
Юренев в Бухаре, 1960-е годы

Известность учёного Юренева далеко перешагнула границы нашей страны. В Бухаре его не раз навещали Эрнст Неизвестный, молодой Павел Васильевич Флоренский (внук священника П.А.Флоренского, геолог-нефтяник), Лев Гумилёв, известные писатели, искусствоведы, специалисты по древней архитектуре, этнографы, археологи, журналисты.
Часто его навещали ведущий искусствовед Эрмитажа Лилия Александровна Варшавская (с ней он любил поговорить по-французски), художник Калининского хлопчато-бумажного комбината Марк Владимирович Акуринин (5 прим.), художник из Ленинакана Вилен Бишарян.
акурини, Юренев,варшавская.jpg
Акурини, Юренев, Варшавская

К нему направляли на практику студентов. Протоиерей храма в Кадашах Александр Салтыков в 1960-е годы учился на историческом факультете МГУ и проходил практику в Бухаре и Самарканде. Он встречался с Юреневым, который оставил заметный след в его душе. Ему запомнился Юренев: высокий рост, внушительный величественный вид, длинная холщовая рубаха, благородный поставленный голос.
в ссылке.jpg
Юренев в Бухаре, 1960-е годы

Два высказывания Юренева запали в душу студента. Он хорошо знал тонкости своей родословной, любил о них рассказывать. Второе высказывание касалось уничтожаемой исторической части города Бухары при перестройках, руководимых Азизбековым. Юренев говорил: «Бухара пережила Чингиз – хана и Тамерлана, переживёт и Азизбекова».
Кинооператор документального кино Наталья Михайловна Михайлова с помощью Юренева создала фильм «Бухара. 1970». В 2000 г. она издала книжку о Сергее Николаевиче Юреневе. Писатель С.Бородин консультировался у Юренева при написании романа «Звёзды над Самаркандом». Юренев был консультантом на съёмках польского фильма «Фараон» по роману Болеслава Пруса.
В Бухаре его знали все и искренне любили. Тонкий знаток искусства Юренев выявил среди многочисленных народных умельцев искусных гончаров, чеканщиков, художников, прославивших национальную культуру. Н.Михайлова приводит произошедший при ней характерный эпизод с Юреневым при посещении развалин древней крепости Ромитан. В небольшом мавзолее в оконной нише в пыли лежал кованый светильник в виде дракона. Юренев положил светильник в мешочек. Он повёз его в кишлак к мулле. Сергей Николаевич объяснил нам, что несколько лет назад мулла не согласился ни отдать, ни продать светильник, и теперь он снова хочет его просить об этом. Мы стали уговаривать его просто «взять», что называется «спасти культурную ценность». Сергей Николаевич посмотрел на нас с задумчивым изумлением и поехал к мулле. Мулла опять отказал, и светильник лёг назад на своё место. Может и доныне лежит там. Это был урок высокой нравственности и в то же время пример того, как низко её порог: норма поведения становится мерилом высокого. Завершает Михайлова словами: «… вся жизнь Сергея Николаевича, его бессеребреничество, гостеприимство, внимание к собеседнику, мягкая ненавязчивая доброжелательность и были нормой. Но на дворе стояли уже другие времена и нравы».
С.Н. Юренев был реабилитирован в 1989 году, а в 1995-м правительством Узбекистана его имя было присвоено одной из улиц Бухары. На людях, подобных Сергею Николаевичу Юреневу держится основа национальной русской культуры, которая продолжает открывать нам свои неизвестные страницы.
книга михайловой.jpg
Книга Михайловой о Юреневе

Сергей Николаевич оставил яркий след в истории Тверской культуры. Нам следует продолжить его подвижнический труд и заботиться о сохранении памяти этого незаурядного человека по примеру жителей Бухары. Следовало бы подумать, как сохранить память о нём на Тверской земле, как создать полное жизнеописание деятеля культуры.
Настоящие материалы подготовлены по просьбе протоиерея Александра Салтыкова, прочитаны на Кадашевских чтениях в 2017г. и вошли в книгу «Венецианов в Сафонково» (2020)

<hr>
Примечания
1. Православный церковный календарь 2004.Издательский совет РПЦ,2003,с.104.
2. Отчёты Юренева см. в Литературе.
3. Письма Венецианова приведены в сб. «Венецианов… 1980».
4. Цитата взята И.Грабарём из «Книги бесед» протопопа Аввакума из беседы четвёртой «Об иконном писании».
5. Марк Владимирович предоставил фото С.Н.Юренева.

Литература

1. Венецианов Алексей Гаврилович. Сборник: Статьи. Письма. Современники о художнике (сост., вст. статья и примеч. Корниловой А.В.). Л., 1980.- 391с.
2. Виноградов Б.К., Иванова Н.И., Гусарова Т.А. "Елена Константиновна Мроз – первооткрыватель художников Удомельского края" // «Наследие Вышневолоцкого уезда». Апрель - май 2013.
3. Виноградов Б.К., Иванова Н.И. "Искусствоведы С.Н.Юренев и Е.К.Мроз. Экспедиции 1939-1940гг." // сб.IV Всероссийская научно-практическая ассамблея, посвящённая проявлениям совр. Регионального искусствознания (Тверские искусствоведческие чтения). Москва-Тверь.2016, с.20-30.
4. Виноградов Б.К., Иванова Н.И. Искусствовед Елена Константиновна Мроз. Экспедиции 1939-1940гг.//сб. IV Всероссийская научно-практическая ассамблея, посвящённая проявлениям совр. Регионального искусствознания ( Тверские искусствоведческие чтения).Москва-Тверь.2016, с.42-51.
5. Виноградов Б.К., Иванова Н.И. «Искусствоведы Е.К.Мроз и С.Н.Юренев – исследователи роли Сафонково в жизни и творчестве художника А.Г.Венецианова» // Сб. докл. конф. « Кадашевские чтения» Х1Х.М.,Об-во ревнителей православной культуры.М., 2016.с.257-266.
6. Виноградов Б.К., Иванова Н.И., Бойцова Т.И. «Деятель культуры С.Н.Юренев»// Сб. докл. конф. « Кадашевские чтения» ХХ.М., Об-во ревнителей православной культуры.М., 2017.
7. Виноградов Б.К., Иванова Н.И. Попытки сохранения картин Венецианова А.Г. в годы богоборчества//сб. Вышневолоцкий историко-краеведческий альманах ( ВИКА) №17.В. Волочёк.2018,с.3-14.
8. Венецианов Алексей Гаврилович и ученики (Коллекция. История изучения) / сборник документов, статей, ТОКГ. Тверь, 2015.- 176с.
9. Виноградов Б.К., Иванова Н.И. Венецианов в Сафонково. Удомля, 2020.- 464с.
10. Михайлова Н.М. Археолог С.Н.Юренев. Жизнеописание по документам и воспоминаниям. М., 2013.
11. Петров Е.А., Алексеева Н.А. Родом из коммуны. Тверь,1992, - с.55.
12. Юренев С.Н. "Об экспедиции в венециановские места в Брусовский район Калининской области. 23 мая – 2 июня 1939г.", отчёт на 5 листах. Архив ТОКГ, листы №№ 75-79.
13. Юренев С.Н. "Новые материалы об А.Г.Венецианове". Доклад на 14 стр. машинописи. Архив ТОКГ, листы №№ 84 -99.
Виноградов
 
Сообщений: 53
Зарегистрирован: 20 сен 2010, 17:47
Откуда: Удомля

О дате рождения Филицаты Венециановой

Сообщение Алексей Крючков » 20 ноя 2020, 23:53

Этот фрагмент я хочу опубликовать в теме про Венецианово, а не в теме о книге Виноградова, поскольку обсуждение книги - второстепенно по сравнению с выяснением истины по спорному факту биографии художника. А тема о книге со временем устареет и сдвинется в архив.

Н.А.Архангельский в "Истории Удомельского р-на" (издание 2006г) на с.67 писал по вопросу о дате рождения Филицаты: "В 1816г у Венецианова родится дочь Александра, а в 1818г. - Фелисата, рождение которой записано в метрической книге Дубровской церкви: "родилась 24 марта 1818 дочь Фелицасса (так в книге)..."

Б.К. Виноградов же утверждает (с.24): "В метрической книге храма в Дубровском в строке за 24 марта 1818 года имеется запись: "У титулярного советника Алексея Венецианова родилась дочь Филицата..." Эта запись указывает дату крещения, рождение же произошло ранее - 23 января, о чём чётко указано в письме художника №23 от 23.01.1837..."

Теперь давайте посмотрим первоисточник - ту запись, на которую ссылаются оба автора, читая её по-разному:
554.jpg
Титульный лист раздела МК о родившихся

556 фрагмент.jpg

Дата рождения - это третья колонка. Виноградов её почему-то не увидел (возможно, не сам листал МК, а ему это делал кто-то другой за него), и поэтому никак не прокомментировал.
А Архангельский ставит кавычки цитаты с начала своей фразы, которая вовсе не является цитатой из МК!
Архангельский точнее цитирует окончание имени дочери, а Виноградов - начало, но при этом оба частично искажают запись! ((

Правильнее было бы процитировать первоисточник так: в Метрической книге Дубровского погоста за 1818г на стр.3 (209) есть запись №12 о том, что 24-го числа "Сельца Тронихи у титулярного советника Алексея Венецианова родилась дочь Филицасса. Святого крещения сподоблена ..." 25-го марта.

Т.е. надо грамматически правильно сочетать свой пересказ (без кавычек) с цитатой первоисточника (в кавычках).

Далее Виноградов, фактически вступая в спор с Метрикой (прямым доказательством оспариваемой им даты), ссылается на аргументы косвенные: день памяти св.Филицаты в православном календаре (25 января) и на записи в дневнике Мокрицкого за 1836 и в письме Венецианова за 1837г. Да, в главных официальных документах бывали и бывают ошибки (у меня самого в паспорте много лет была ошибка в дне рождения). Но исследователь должен всё же упомянуть факт оспариваемой записи (Виноградов этого не сделал), затем сформулировать свою версию об ошибке, и при этом говорить о ней предположительно, а не утвердительно. Категоричность Виноградова тут была не обоснована.

Впрочем, дата эта не имеет большого значения, я так подробно остановился на этом примере только для того, чтобы читатель сам убедился, как невнимательно наши краеведы пересказывают и цитируют первоисточники. Ставят кавычки (как будто это - цитата), а на самом деле - вольно пересказывают текст первоисточника, частично его искажая при этом...

Поэтому не стоит слепо верить публикациям. Детскую игру в "сломанный телефон" все помнят? Ну вот и здесь примерно так же происходит...
Аватар пользователя
Алексей Крючков
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 3796
Зарегистрирован: 24 июн 2010, 19:44
Откуда: Удомля

Землевладения Венецианова

Сообщение Алексей Крючков » 22 ноя 2020, 22:44

Глава книги Б.К.Виноградова «Покупка имения» требует отдельного разбора, отдельной статьи, т.к. тут затрагиваются цифры, карты, и это – один из наиболее краеведческих вопросов о жизни Венецианова здесь. Ведь когда к нам приезжают экскурсанты, им не надо говорить о том, кто такой Венецианов, что он написал, пересказывать его биографию – они это и так уже знают, хоть в общих чертах. Поэтому краеведческая литература, как и экскурсии, должны не пересказывать биографию или анализ творчества художника, а дополнять уже имеющуюся у аудитории информацию подробностями о жизни мастера здесь.

Одними из важных таких подробностей является детализация владений Венецианова, потому что именно они давали средства на существование как самого художника с его семьёй, так и его школы. Продаст ли он свои работы и сколько за них выручит – это было ещё не известно, этот заработок не был гарантирован. А вот земля и крестьяне – это тот базовый капитал, который и должен был обеспечить существование землевладельца, иначе зачем ему было вкладывать 15000 рублей в покупку этой земли? Для дачи (творчества на природе) 675 гектаров земли – явно многовато… Можно ведь было спокойно положить эти деньги в банк под проценты и не отвлекаться от творчества на хозяйственные вопросы!

Для начала следует поблагодарить Виноградова за публикацию «купчей крепости», которая до того была не известна современным читателям. Архангельский (2006г, с.67) упоминает лишь о 57 десятинах земли в Тронихе, обрывая цитату из купчей даже без многоточия (которое говорило бы о том, что цитата сокращена, и приведённая цифра – ещё не все землевладения художника). Видимо, Архангельский сам целиком купчую не видел, а цитировал другого автора, а тот автор просто не сообразил, что между 57 десятинами и 618-ю есть, мягко говоря, очень большая разница… Это даже не полуправда, это только 9% правды, а на 91% - ложь.

Что такое 618 десятин земли? В десятине было примерно 1,0925 гектар, следовательно, 618 десятин примерно равны 675 гектарам. Чтобы легче было представить эту площадь, посмотрите на карту района, на озеро Песьво, его площадь (до подъёма воды, правда) по данным Географии Удомельского района, составляла 668 гектар. Вот примерно таково было «княжество» Венецианова.

А что с работниками? Архангельский там же пишет в кавычках «крестьян и дворовых людей всего мужского пола тридцать три души». Как показал Виноградов, процитировав купчую, «цитата» у Архангельского – это ошибка автора, поскольку это вовсе не цитата, а слова Архангельского, вольно или невольно исказившего первоисточник. Цифра 33 относилась в купчей к числу женщинам, кроме того, столько же было куплено взрослых (мужчин 18 и женщин 15). Все купленные крестьяне в купчей перечислены поимённо, так что если бы Архангельский видел купчую, то он бы вряд ли так напутал.
Далее Архангельский пишет: «Приобретя 33 крепостных души, проживавших в деревнях Трониха, Сливнево и Шишелово, в 1818г художник добавляет к своему имению несколько крестьянских хозяйств из д.Микашиха, в 1822г – из д.Максиха». По привычке многих краеведов, он не указывает источника этого своего утверждения. Но опубликованная Виноградовым (хоть и в пересказе, а не в виде фотокопии) купчая 1815г показывает, что это утверждение Архангельского – целиком ошибочно. Крестьян Венецианов купил в 1815г не 33, а 73 (33 это было число только взрослых, а ведь ещё в купчей перечислено 40 детей), и в Максике с Микашихой крестьяне Венециановым приобретены были изначально.
Много это, или мало, 33 взрослых работника на 675 га земли? Часть земли ведь была не пригодной для сельского хозяйства (низины, кустарник, лес), часть нужна была для прокорма самих крестьян. Я этот вопрос пока не выяснил.



Далее мне стало интересно проанализировать географическую, территориальную раздроблённость владений «колхоза имени» Венецианова. Для начала я проанализировал цифры землевладений и нашёл следующее.
1) Цифры из купчей в таблицу Виноградов перенёс с ошибкой по последней строке (Заполка и Ерниха) – в тексте сказано про 48 десятин и 645 саженей, а в таблице стоят цифры 70+549, как в ЕрМихе (названия отличаются на 1 букву). Вот очередной пример «сломанного телефона» при «цитировании», когда при копировании информации происходит «мутация», искажающая исходную информацию…

2) сумма цифр в колонке площади земли – не сходится. Я суммировал в экселе, переведя сажени в десятчиную дробь (1 десятина = 2400 саженей). Сумма площадей по купчей составила не 617,85 десятин, как там посчитано, а 596,36. Недостача составила 21,5 десятины (3,5%). При этом, поскольку я не видел саму купчую, то остаётся пока не ясным, кто ошибся: Виноградов ли при переписывании купчей, или составители самой купчей? Но факт есть факт – цифры не сходятся!

3) Затем я попытался найти все упомянутые в купчей участки земли на карте Менде. С названиями участков, где есть или были населённые пункты – проблем с поиском нет. А что касается пустошей, то на карте Менде обозначены номера земельных участков. Названия этих пустошей можно найти в «Планах дач генерального и специального межевания» (сокращённо – ПГМ, см. http://of.putnik.ru/viewtopic.php?p=13490#p13490) Так я нашёл пустоши Ермиху и (участок 1342), Блудиху (1149), а вот упомянутые в купчей пустоши Юлино, Заполка и ЕрНиху – не нашёл. А это в сумме 53 десятины – почти как в Тронихе! Видимо, они были названиями частей каких-то других местных пустошей (как, например, участок 1205 носит двойное название – Чистиха и Слизиха).

4) Затем я попытался сопоставить площади купленных земель с площадями земельных участков по данным ПГМ. Потому что границы участков на карте Менде показаны по межеванию 1779 года (в основном), и площади в ПГМ посчитаны на тот же год. И если мы сопоставим площади участков в купчей с площадями в ПГМ, то увидим, что Венецианов покупал не все участки целиком (кроме пустоши Сафонково), а только их небольшие части, которые были отражены на карте (в основном, но не всегда) при следующем межевании, происходившем постепенно в 1843 – 1854 годы (на данных участках). Я покажу результат своего анализа, чтобы читателю было яснее, о чём будет идти речь, а затем поясню обоснование по каждому из участков. Для удобства иллюстрации я разбил карту на два фрагмента. И описывать участки Венецианова буду в двух частях.

Северная часть владений Венецианова.
7 участок Трониха - Сливнево.jpg
Северная часть владений Венецианова

С.1) Участок в Тронихе (№1336), тут Венецианов купил в 1815г 57,25 дес. земли, при межевании в 1847г они были выделены в участок №1 площадью 58 десятин. Изменение составило 1%, скорее всего вследствие уточнений при новом измерении границ и вычислении площади. По карте видно, что и дом Шульгиной (купленный Венециановым в 1815г) должен был находиться в северо-восточной части сельца Трониха, что в целом почти соответствует схеме Виноградова на стр.253.
Тут надо ещё добавить ещё вот что. Б.К.Виноградов пишет (с.32): "Сельцо Трониха было разделено на несколько помещиков: крупный надел у Кононовича, поменьше у двух братьев Мачихиных, у Лодыгиных. Венецианову досталось мало земли." Источников этого утверждения он не указывает (это как раз точно такой же "грех", в каком он всё время справедливо упрекает своих оппонентов). При этом данное утверждение Виноградова противоречит сведениям о межевании 1847г (ПГМ), когда участок 1336 (сельцо Трониха) был размежёван всего на 2 участка (Т-139 и Т-140), из них участок Т-139 принадлежал Венецианову с дочерьми, а соседний участок Т-140 был общим (т.е. не размежёванным) владением "коллежских советниц Авдотьи Притуповой и Матрёны Дмитриевой Морковниковой".
Межевание всегда было делом дорогим и сложным, поэтому его не проводили часто. Поэтому полагаю, что участок Т-140 ранее не был размежёван на 3-х владельцев, как фактически утверждает Виноградов. Мачихин числится в Исповедках живущим здесь в 1816 - 1840 годах, по данным ПГМ он владел также ещё долями в соседних земельных участках. Притуповой и Морковниковой в Тронихе в эти годы не упоминается вообще. Земельный конфликт с Притуповым, описанный Венециановым, относится, видимо, к какому-то другому соседнему участку и в Тронихе Притуповы не жили. А Кононович приобрёл этот участок гораздо позже, видимо, у наследников Мачихина.

С.2) Участок в Сливнево (№1433). В 1843 он был размежёван на 7 частей, из них за девицей Ф.А.Венециановой числится 1я часть (выделена на карте), но его площадь составляла 214 десятин, тогда как в 1815 в купчей Венецианова в Сливнево приобретено только 96 десятин. «Прирост» составил 118 десятин. Дополнительная земля могла быть куплена Венециановым позже. Но, учитывая, что по размежеванию 1854 года в Шишелово исчез его участок площадью 108 десятин, купленный в 1815г, и близость этих двух цифр (+118 и -108), можно предположить, что мог быть произведён с соседями, с целью «округления» своих землевладений и приближения их к месту жительства своих крестьян.

С.3) Участок в Шишелово (№1335). Он очень большой (742 десятины по межеванию 1779г), из них Венециановым было куплено в 1815г только 108. Где они располагались – определить невозможно, поскольку при размежевании в 1854г границы его частей на карте не показаны. Но по цифрам их площадей видно, что ничего близкого к площади земель Венецианова – нет. Ближайший по размерам участок был 154 десятины. Поэтому я и полагаю, что Шишеловское владение Венецианова было не продано им, а обменяно у кого-то из соседей на примерно равный (118 десятин) участок в Сливнёво.

С.4) Участок в пустоши Ермиха (№1342). В 1815г Венецианов купил там 70 десятин, а в 1847г произведено размежевание и его участок №2 имел площадь 62 десятины. Учитывая, что межевание – дело дорогое и долгое, не думаю, чтобы он продал там 8 десятин кому-то (да там и нет такого другого участка), скорее всего, площадь изменилась при уточнении границ и новых вычислениях. А если и продал, то это мог быть только участок №4, площадь которого числилась 13 десятин.

Южная часть владений Венецианова.
8 участок Сафонково - Максиха.jpg
Южная часть владений Венецианова

Ю-1) Сафонково (участок №1143). В 1815г Венецианов купил этот участок, площадью 101 десятину. Но в 1779 году площадь этого участка была 151 десятина! Куда «испарились» 50 десятин (треть участка), если границы не менялись? А в 1843 году при его размежевании между двумя дочерьми Венецианова (других владельцев здесь не было) суммарная площадь их долей составила уже 181 десятину! Видимо, такова была точность земельных измерений в то время… Впрочем, путаница с земельными участками (с их границами и площадями) сохраняется и по сей день, когда участки сплошь и рядом «налезают» друг на друга…

Ю-2) Микашиха (№1147). При межевании этого участка в 1779 году его площадь была 145 десятин. В 1815 году Венецианов покупает его часть, площадью 31 десятину. При межевании 1843г площадь выделенного участка А.Венециановой (обозначенного на карте под №2) составляет 78 десятин (увеличилась на 46 десятин или +149%). Купил или тоже обменял? Пока не известно. Возможно, тоже обменял, т.к. из его собственности при этом межевании исчез участок в Максихе (№1202), площадью (на 1815г) 24,6 десятин.

Ю-3) Максиха (№1202). В 1815г Венецианов купил на этом участке (общая площадь = 400 десятин) небольшой окраинный участок, площадью всего 25 десятин. Он заметно удалён от других земель Венецианова, видимо, это и объясняет то, что к межеванию 1843 года этого участка не оказывается в собственности семьи Венецианова. Но похожий по площади участок (26 десятин) обнаруживается во владении коллежской советницы М.Д.Морковниковой (№1 на карте – обведён розовой пунктирной границей). Полагаю, что это и есть бывший участок Венецианова. Видимо, он его продал, но возможно, что и обменял на участок в Макашихе, который увеличился на 31 десятину.

Ю-4) Блудиха (№1149). Общая площадь этого участка при межевании 1779г составила 111 дес. Из них в купчей 1815г переходит к Венецианову только 24. При межевании 1848г за девицей Александрой Венециановой числится выделенный участок 4, площадью 27 десятин. Этот участок примыкает к владению Венециановой в Микашихе. Полагаю, что это небольшое изменение площади произошло при уточнении предыдущих измерений.

Ю-5) Чистиха и Слизиха (№1205). (На карте Менде написано «Слезиха», а в ПГМ – «Слизиха».) Общая площадь этого участка при межевании 1779г была 188 десятин. Венецианов же приобретает в 1815г только 30,5 из них. В 1847г при межевании за девицами Венециановыми числится только участок №7 площадью 8 десятин (примыкает к их владениям в Микашихе). Т.е. площадь владения тут уменьшилась на 22,5 десятины. Часть из них, вероятно, это соседний участок №6 площадью 11 десятин, выделенных в 1843г дворянину П.Г.Мачихину.

В целом, Венециановские земли по данным второго межевания (1843-1847 годов) на карте Менде составляют 7 участков общей площадью почти 628 десятин, т.е. даже увеличились на 2%. Но было ли это увеличение следствием покупок или обменов – не известно, т.к. по границам отдельных участков видно, что в каких-то из них владения Венецианова уменьшались или даже исчезали вовсе, а в каких-то – увеличивались, причём, в случае с Сафонковым за счёт покупки площадь увеличиться не могла, т.к. других владельцев на этом участке не было, так что увеличение землевладения могло произойти только вследствие уточнения площади участка при повторной топосъёмке его границ на местности.
Последний раз редактировалось Алексей Крючков 01 дек 2020, 23:39, всего редактировалось 4 раз(а).
Причина: Добавлен абзац о Тронихе
Аватар пользователя
Алексей Крючков
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 3796
Зарегистрирован: 24 июн 2010, 19:44
Откуда: Удомля

О Захарке

Сообщение Алексей Крючков » 27 ноя 2020, 14:30

1825 Захарка.jpg
Венецианов А.Г. "Захарка", 1825г??, ГТГ

В сообщении про Жерновки я писал о портрете "Захарка" (1825г), который, как считал Н.А.Архангельский, был из Жерновков: "В исповедальных книгах Дубровского прихода времён Венецианова нашёлся единственный Захар. В 1834 году он вписан между строк без номера как дворовый человек в сельце Жерновок помещика Алексея Стапановича Стромилова, с примечанием "за отлучкой не был на исповеди" (скорее всего, был отправлен помещиками в Петербург или в другое их имение).
Из записей 1842 года узнаём, что Захар Алексеев родился в 1814 году (т.е. на картине ему 11 лет), вырос сиротой, живя при дворе помещиков и в возрасте 28 лет он всё ещё не был женат. Ни дома, ни семьи, ни родственников... "Мальчик на побегушках" до конца своих дней.
"

Изучая сейчас метрики по Венециановским крестьянам, мы обнаружили другого Захарку, Венециановского, более подходящего под персонаж этого портрета. (Видимо, Архангельский просмотрел его в нескольких исповедках (как минимум, в 6!) Поэтому надо с некоторым сомнениям относиться к его утверждениям - они не всегда верны, даже когда он ссылается на документы. Всё надо перепроверять по первоисточникам.

В купчей 1815г (опубликованной Виноградовым, уже за одно это ему можно много раз сказать "Спасибо!") указан Захар, сын Федула Степанова из Сливнева. Год его рождения, по Исповедкам, "пляшет" от 1805 до 1807, но чаще попадает на 1806г. В ИВ 1822 и 23 годов он исчезает, а в 24-м появляется снова, но уже живущим в Тронихе, как дворовый. Вследствие этого (собственность Венецианова, который знал его, раз взял к себе в дворовые) он - более вероятный прообраз портрета "Захарка".

Что же касается года написания картины и возраста героя, то на картине мальчик, конечно, не выглядит на 19 лет (1825-1806). Но кто и почему определил, что картина была написана в 1825 году? Я этого на память не помню, а найти такое сразу сложно, поэтому позволю себе усомниться в датировке написания картины. Если она датирована по году её первой выставки, то это и может быть причиной ошибки. Ведь художник вполне мог написать картину раньше и хранить её у себя несколько лет.
Аватар пользователя
Алексей Крючков
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 3796
Зарегистрирован: 24 июн 2010, 19:44
Откуда: Удомля

Re: О Захарке

Сообщение Балаблиха » 01 дек 2020, 12:07

Меня заинтересовала тема венециановского Захарки, и я решила поискать сколько раз имя «Захар» встречается в исповедках Дубровского прихода за период времени от приобретения Венециановым имения (по купчей 1815 г.) до времени написания картины «Захарка» (1825 г.).

Итог: в Дубровском приходе в это время Захар был один-единственный - и это был крепостной А.Г. Венецианова. Проживал он сначала в д. Сливнево, а в 1820х гг. – был дворовым в Тронихе.
Дальнейшие исследования показали следующее: родился Захар 20 марта 1806 года, его родителями были Федул Степанов и Параскева Потапова – крепостные помещицы Шаховской на тот момент. К 1815 году Параскева умерла, а Федул, уже будучи крепостным Венецианова, женился в 1816 году второй раз, поэтому в дальнейших записях в исповедках женой Федула Степанова значится Анна (иногда написано Агафья) Иванова. Но она фактически не мать, а мачеха Захару.
Ревизские сказки за 1834 год указали и год, когда Захар покинул имение Венецианова: в 1828 году он был отдан в рекруты.

У помещика А.С. Стромилова в этот период времени Захар Алексеев в списках не значится, а появляется лишь в 1834 году. В исповедных ведомостях 1840 года ему 26 лет, т.е. действительно, год его рождения 1814, и его возраст был бы вполне подходящим для мальчика, изображенного на картине. Но тогда возникает вопрос: а почему до 1834 года (до 20 лет) он не указан в исповедках, как крепостной Стромилова? Возможно, что его и не было в Жерновках все это время?

Вопрос остается открытым…
Аватар пользователя
Балаблиха
 
Сообщений: 789
Зарегистрирован: 19 июл 2012, 11:02
Откуда: Санкт-Петербург

о Захарке

Сообщение Алексей Крючков » 01 дек 2020, 21:55

В Исповедках Дубровского прихода за те годы (1816-1825) нередки случаи, когда крестьян пропускают один-два года, а потом они снова появляются. Но чтобы 10 лет подряд кто-то вообще не упоминался - такого не могло быть! К тому же и его крещение в МК, как я понял, не зафиксировано? Поэтому следует сделать вывод о том, что Захар Алексеев Стромиловых был перевезён в Жерновки помещиком из своих владений в другом приходе, и перевезён уже в 1834 году или за год-два до него. Поэтому получается, что он не мог быть прообразом героя картины.

Но тогда следует поставить под сомнение датировку создания картины "Захарка". Я не знаю, чем обоснована датировка 1825г (может, там на обороте стоит дата написания, сделанная рукой художника?), поэтому 100%-но утверждать не могу, но предполагаю, что датировка стоит по дате первого попадания этой картины в каталог выставки, что говорит лишь о том, что эта картина была написана не позже 1825 года.

Если это действительно так, то год написания картины можно вычислить примерно по возрасту мальчика на картине и дате рождения Захара Федулова по МК. Если его возраст на картине оценивают в 12 лет, то год написания портрета - 1818-й.
Аватар пользователя
Алексей Крючков
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 3796
Зарегистрирован: 24 июн 2010, 19:44
Откуда: Удомля

Re: о Захарке

Сообщение Балаблиха » 03 дек 2020, 12:23

Продолжаю тему о венециановском Захарке.
Для того, чтобы выяснить, откуда взялся Захарка у Стромилова, я заглянула в ревизские сказки 1834 года помещика Алексея Степановича Стромилова.
В записях по сельцу Жерновок среди дворовых под номером 11 имеется Захар Алексеев 16 лет.
Отмечено, что он куплен в 1833 году у помещицы Андреяновой (как и несколько других крепостных). Поэтому находиться в Жерновках в 1820х годах Захар Алексеев, по-видимому, не мог.

Похоже, что А.Венецианов писал портрет именно своего Захарки, и не в 1825 году, а ранее...

Привожу сканы страниц ревизской сказки по Захару Алексееву:
1834ЗахАл0.jpg

1834ЗахАл1.jpg
Страница из РС, сельцо Жерновки

1834ЗахАл2.jpg
Фрагмент страницы с записью о Захаре Алексееве
Аватар пользователя
Балаблиха
 
Сообщений: 789
Зарегистрирован: 19 июл 2012, 11:02
Откуда: Санкт-Петербург

Пред.

Вернуться в Удомельский р-н

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4

cron