Старая Удомля

Достопримечательности и история объектов, находящихся на территории современного Удомельского района

Модераторы: Балаблиха, Алексей Крючков

"Госпиталь в Удомле"

Сообщение Балаблиха » 09 май 2019, 11:38

Сегодня, в День Победы, хочу познакомить вас с еще одной статьей Н.А. Архангельского. Посвящена она госпиталю, который размещался в Удомле в годы войны, и открывает нам еще одну страницу из истории Удомли.

Н.А. Архангельский
ГОСПИТАЛЬ В УДОМЛЕ
Война. Черной тучей она закрыла небо нашей Родины, вошла изнуряющим холодом и всепожирающим пламенем, гневом и болью в нашу жизнь и в наше сознание на долгие четыре года. Она убивала и калечила людей, переворачивала судьбы, безжалостно потрошила наши розовые довоенные представления о сущности бытия. И чтобы выстоять в этой страшной кровавой войне и одолеть врага, нужны были величайшая уверенность в правоте нашего дела, готовность народа к самопожертвованию и железный закон: «Все для фронта, все для победы».
Теперь, вглядываясь в события и человеческие судьбы времен войны, мы восхищаемся выносливостью, долготерпением и силой духа советских людей, решавших вопросы жизни и смерти всего советского народа.
К сожалению, кое-кто стал всматриваться не в сами события, а в их отражение в кривых зеркалах домыслов и сплетен, и увидел другие проблемы, В нашей газете 7 июля 1987 года № 81 было опубликовано письмо Е. Кукушкиной «Не изменяла делу», а 14 июля редакция получила гневное письмо Капризновой А. В. по поводу фразы в публикации Кукушкиной: «Многие медсестры не выдерживали голодной жизни в больнице, шли работать в госпиталь. В госпитале давали хороший паек, хорошо кормили».
Редакция допустила ошибку, пропустив эту фразу в печать. Получилось, что госпиталь был кормушкой для тех, кто там хотел работать, а, значит, там работали те, кто хотел хорошо кормиться. Обидные слова в адрес госпитальных работников, гневное письмо от бывшей медсестры эвакогоспиталя Капризновой А. В. заставили меня побеседовать со свидетелями, самому вспомнить госпитальную жизнь и тоже написать в газету.

Госпиталь в Удомле. Это тоже была война, ее кровавый итог. И в то же время это был большой и богатый событиями период военной истории Удомли.
В Удомле вообще-то было 2 госпиталя. Первый появился в октябре 1941 года, заполнил весь больничный городок, выплеснулся на Мерлугино и Удомлю всем своим особым военным бытом, напряженной круглосуточной работой. И там, где был госпиталь, все подчинялось его неумолимому ритму. Районная больница втиснулась в один домик, где сейчас располагается терапевтическое отделение. Болеть по пустякам было некогда. Рядом ходила смерть, и все медицинские силы были брошены на помощь госпиталю. Работники районной больницы, надо отметить, не сами переходили, а переводились в госпиталь по направлениям партийных и комсомольских комитетов района. В подтверждение этого сошлюсь на Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 года «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений». Указ, сыгравший огромную роль в укреплении трудовой дисциплины, действовал со всей строгостью и во время Великой Отечественной войны.
Весной 1942 года госпиталь уехал. На его место разместился другой, из Ворошиловграда, и тоже заполнил Удомлю до края. Раненых размещали не только в больничных корпусах, но и по квартирам в Мерлугине и Удомле. Под госпитальные палаты были заняты школа № 1, двухэтажный дом на улице Сталина (ныне Попова), второй этаж Дома культуры, контора раймолоко и аптека на улице Володарского и другие здания. На удомельских улицах зазвучала украинская речь. Этот госпиталь разместился основательно и был в Удомле до весны 1944 года, когда началось наступление Северо-Западного фронта.
Раненые поступали поездами, зимой — самолетами с посадкой на лед озера Песьво. Регулярно, до 17 раз в сутки «кукурузники», набив ранеными фюзеляжи и подвесные гондолы, садились под самый больничный бор, под его защиту от возможной встречи с фашистскими стервятниками. Работа в госпитале была очень напряженная и по времени не нормированная. Недавно в разговоре с однополчанином-артиллеристом я узнал, что по образованию он — медик, и я спросил, наивно полагая, что у медиков жизнь легче, чем у артиллеристов, почему же он оказался у пушек. И он ответил: «Насмотрелся я на человеческую боль, наковырялся в человеческом мясе и крови и решил: лучше я буду сам погибать, стреляя по врагу, чем заниматься страшным делом — собирать и штопать человека». Как видно, не каждому по нутру занятие военных медиков.
Конечно, Удомельский госпиталь был в лучших условиях, чем полевые медицинские подразделения. Здесь не стреляли, хотя изредка бомбили, но крови и смертей было больше, чем достаточно. К сожалению, мы и сейчас не знаем точно число воинов, скончавшихся в госпитале от ран, но уверен, что список фамилий на памятнике в парке Победы может быть в результате поисков значительно увеличен. Но не числом умерших определяется тяжесть труда медика. Поднять на ноги и вернуть в строй бойца — благодарная и неимоверно трудная работа, тем более, если его действительно приходилось «собирать и штопать». Я и сейчас вижу ушедшие в историю эпизоды той напряженной госпитальной жизни как наяву.
Раньше перед главным корпусом больницы была зеленая лужайка со скамейками вдоль стен. На них сидят, греясь на солнце, раненые в бинтах, с костылями, палочками. Это — «ходячие». «Лежачих» же худенькие быстрые девчонки-санитарки выносят на носилках на эту лужайку подышать сосновым воздухом. «Лежачие», странно неподвижные в гипсовых нарядах, тихо переговариваются между собой или дремлют под скромным удомельским солнцем. Только начнут собираться тучи, те же девчонки бегом начинают перетаскивать «лежачих» в палаты. Бор тогда был чист и не обезображен порубкой и строениями. Здесь иногда бродят «ходячие». Здесь же бегают с громадными кастрюлями санитарки, получают обед и несут по палатам. Для раненых в Удомле обед везут на подводах. Как огромный муравейник живет, шевелится, дышит в хлопотах и заботах госпиталь. Прием эшелонов, обработка вновь прибывших, поиски продуктов, поиски мест для размещения и их подготовка и постоянные перевязки, процедуры, кормления, уборки, комиссии по выписке и, неизбежно, похороны. Здесь офицеры, рядовые, вольнонаемные — все в постоянном движении. Белые халаты, как бы приравнивают их перед общим великим делом восстановления здоровья фронтовиков. Да, здесь нужно было хорошее питание и раненым и медикам. И как об этом мечтали и как принимали меры, чтоб как-то увеличить более чем скромный госпитальный рацион!
Известно, что РК ВКП(б) и РК ВЛКСМ принимали меры по пополнению госпитального рациона овощами, корнеплодами и картофелем. Но в районе не было излишков. Было голодно. И кто мог позавидовать «хорошим госпитальным пайкам»? Да, пайки давали: сахар и крупы. Дважды сам получал несколько скромных кулечков, выданных на месяц, готовый съесть их сырьем, голью за один присест, но сдерживал себя, нес домой, сестре и брату. Со стороны могло и показаться, что в госпитале живут сытые люди. Они много и дружно трудятся, веселы, энергичны и даже поют песни. Что и говорить, отличные люди были в госпитале. Многие забылись, но все-таки вспоминаю остроумного начфина, выступавшего в самодеятельности в качестве конферансье и называвшего себя «капитаном Шуруповым»; очаровательную и гордую красавицу — военврача Деревянко, высокого, сухого, но доброго начальника госпиталя, по-домашнему добрую, веселую старшего повара тетю Фросю, вольнонаемного, оказавшегося после боев под Старой Руссой без руки, кладовщика Гусева, девушку рентген-техника, лейтенанта медицинской службы, которая жила в нашей квартире; она приходила молча с работы поздно вечером, молча ложилась спать и утром, раньше всех, так же молча вставала и уходила на работу. Она прожила у нас больше года, а мы ее почти не видели и не слышали ее голоса. Все эти люди работали, не считаясь со временем, не ворчали на сложности жизни. Они честно выполняли свой долг перед Родиной во имя будущей Победы.
Да, они пели. Вспоминаю, как летом 1942 года вечерами свободные от работы врачи и сестры - украинцы пели незнакомые, непонятные, но такие задушевные песни про «дивчину» и «козака». Потом появилась самодеятельность, которая часто выступала перед ранеными и медперсоналом с удивительными концертами, поднимавшими людей над трудной повседневностью, давая им новые силы. Проблемы сытости как-то отходили на второй план. Главное было — победить врага.
Госпиталь это наша история, наша жизнь, и рассказывать об этом надо честно, без искажения тех неповторимых событий, прошумевших и оставивших след на нашей земле.

Статья из газеты "Путь Октября" 1987 г.
Аватар пользователя
Балаблиха
 
Сообщений: 835
Зарегистрирован: 19 июл 2012, 11:02
Откуда: Санкт-Петербург

Re: Старая Удомля

Сообщение Руслан » 21 май 2019, 19:26

Здравствуйте! скажите пожалуйста, что стало с заводом "им.Гусева" который ещё в старой Удомле на переулке Гусева находился. Что был за завод и что на нём производили? И что с ним сейчас??? Может быть хоть кто нибудь ещё помнит об этом заводе, искал в интернете о нём хоть что нибудь... ничего нет. :? И наткнулся на форум об удомле вот и решил тут спросить..
Руслан
 
Сообщений: 2
Зарегистрирован: 21 май 2019, 19:13
Откуда: Удомля

Завод им. Гусева

Сообщение Балаблиха » 21 май 2019, 21:16

Руслан, об истории завода им. Гусева можно найти в книге Н.А. Архангельского «Очерки по истории Удомельского района (1917-1929 гг.)».
Приведу цитаты.

"В 1917 г. группа инициаторов-крестьян, имевших опыт работы по металлу, Тулупов, Калашников, Гусев (см. раздел «Промышленность»)
создали артель по ремонту с.х. машин и орудий «ПАХАРЬ». Производство стало расширяться и постепенно взяло на себя функции
сельскохозяйственной и кредитной кооперации. Результаты такой многосторонней деятельности быстро проявились в жизни артели. В 1924 г.
СХТ «Пахарь» имело одну мельницу, мастерские по выработке и ремонту с.х. машин и орудий. За год выработало 290 плугов и окучников, 710
лемехов, 68 пудов (1,1 тонны) зубьев борон, зубьев к скоропашкам 169 пудов, подков 53 пуда (0,85 тонны). Отремонтировано 50 плугов. Артель
производит кредитные операции от Моссельбанка. Удовлетворено 58 заявлений выдачей 2 195 руб. деньгами и семенами - 197 пудов. Артель
вела торгово-посреднические операции.69 А с 1.10.1924 г. по 1.08.1925 г., т.е. за 10 месяцев хозяйственного года, артель «Пахарь» уже имела общий оборот в 379 755 рублей.
В Удомле «Пахарь имел свою чайную-столовую, лавки. Наложение в чайной столовой не превышало 35%. В «Пахаре» был нефтяной двигатель,
вращавший динамо-машину, которая давала ток днем для производственных нужд, а вечером – для освещения Удомельского ПО и
своей чайной" (стр. 105).

"Мастерская с.х. орудий Удомельского Кооперативного товарищества «ПАХАРЬ». Основана в 1917 г., открыта в 1918 году. Организаторами
мастерской были Тулупов Григорий Ефимович (1875-1926) родом из д. Астафьево и Гусев Иван Арсеньевич (1896-1920), уроженец д. Касково.
Тулупов с детских лет работал в В.Волочке, Петербурге. В 1895 г. участвовал в создании Лахтинской типографии, создал оригинальный
станок, на котором в конце 1895 г. был напечатан ряд работ В.И. Ленина. В 1896 г. он был арестован и сослан на родину. После революции
совместно с И. Гусевым он создал мастерские и артель «Пахарь» и стал ее председателем. В 1924 г. он вернулся из Удомли в д. Астафьево, где принял активное участие в общественной работе (член сельского совета) в Кузьминской волости. 13.01.1925 г. подал заявление об освобождении от работы как инвалид.
И.А. Гусев был призван в 1916 г. в царскую армию, служил в пулеметной команде. После революции – в Красной Армии. В 1918 г.,
будучи в отпуске по ранению, участвует в организации артели «Пахарь» в Удомле. В дальнейшем воевал под Архангельском, на Польском фронте. В одном из боев в районе Пружаны (ныне Белоруссия, Брестская обл.), прикрывая отступление, командир пулеметного взвода И. Гусев погиб. 6 марта 1929 г. его именем были названы Сиговская школа, где он учился, и Народный дом, ныне РДК в Удомле. После Великой Отечественной войны артель «Пахарь», затем «Красный Пахарь» выросла до металлообрабатывающего завода им. Гусева.
Начинала мастерская с ремонта с.х. орудий и изготовления запчастей: полозки, лемеха, зубья борон, подковы и даже целые плуги. Так в 1918 г. в сутки делали до 40 плугов. На 1.01.1918 г. в мастерской было 37 рабочих. Паевой капитал артели составил 20 тысяч рублей. Мастерская имела цеха: кузнечный, слесарный, столярный. В кузнице было 7 горнов.
6 сентября 1921 г. в «Пахаре» случился пожар. Сгорели кузница, конторы, столярная и машинное отделение. Пожарные машины оказались
испорченными. Это был явный поджог. Тулупов принял энергичные меры, и мастерские вскоре были восстановлены" (стр. 112).

Книга Н.А. Архангельского доступна для чтения и скачивания здесь: https://drive.google.com/file/d/1hisVJ8 ... 6r6Ru/view
Аватар пользователя
Балаблиха
 
Сообщений: 835
Зарегистрирован: 19 июл 2012, 11:02
Откуда: Санкт-Петербург

Re: Старая Удомля

Сообщение Руслан » 21 май 2019, 21:33

Спасибо за подробные ответ. Но что сейчас с заводом, он работает?? я сам не с Удомли, давно не был в ваших краях. Очень интересует его состояние. Конкретно что произошло с заводом после 90х. гг. И что происходит сейчас??? Может кто ни будь в курсе? Спасибо.
Руслан
 
Сообщений: 2
Зарегистрирован: 21 май 2019, 19:13
Откуда: Удомля

Сообщение Алексей Крючков » 21 май 2019, 23:23

Насколько я знаю, завод не работает. Видимо, разорился в 90е, ведь он был ориентирован на выпуск продукции для сельского хозяйства, а оно в Нечерноземье почти умерло...
Аватар пользователя
Алексей Крючков
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 4068
Зарегистрирован: 24 июн 2010, 19:44
Откуда: Удомля

Старая Удомля. Фото 1930х гг.

Сообщение Балаблиха » 01 янв 2020, 13:49

Добавлю несколько фото старой Удомли, которые размещены на сайте goskatalog.ru
Это фото 1930х годов. Просто невероятно, что можно заглянуть в те времена!
Дом культуры (бывший склад Гудовских) на фото вполне узнаваем, как и школа в доме И.В. Калинина. А вот площадь Ленина сильно изменилась с тех пор.
К фотографиям добавлены комментарии удомельцев из Одноклассников

Удомельский Дом культуры. Ноябрь 1937.jpg

Удомельская школа. 1930е.jpg

Людмила Колесникова: «В этой школе мы учились в 7-ом классе, 1964 год. Там был ещё интернат для ребят из дальних деревень. Кто не хотел там жить, приезжали зимой на лыжах или осень-весна на великах, у кого были. Других привозили на лошадях и машинах, кому везло. На уроки никогда не опаздывали. А Юра Федоров, который жил рядом со школой, вбегал в класс со звонком и все хохотали...
В деревянной школе слева я училась в 1 и 2 классах в 1957-58 гг. По утрам приходили в школу в валенках, печи протапливались, дрова потрескивали, истопник старался ходить тихо. Думаю - стеснялся, потому что поздновато затопил... Хотя, нет, до уроков оставалось время. Просто мы рано прибегали, распутывали свои шали и платки, отвязывали портфели, они были на лямках, чтобы руки не замёрзли. В те времена были сильные морозы».
Татьяна Овчинникова (Брусничкина): «Это которая на ул. Пионерская, бывшей Большой. Сразу и не узнала интернат, и моя школа слева - деревянное 2-х этажное здание. В 1970-х годах на первом этаже была столовая, там у меня когда-то рубль сперли. Слёз было....последний рубль на продукты мне мама дала...»


Доска почета колхозов и колхозников. 1930е.jpg

Площадь Ленина. Доска почета. 1930е.jpg

Районный универмаг на пл. Ленина. 1930е.jpg

Валентина Соколова (Михайлова): «Помню этот универмаг в более позднее время. Его называли раймаг, и там продавали все: ткани, духи и одеколоны, обувь. Сколько бегала сюда девчонкой смотреть на елочные игрушки! Их перед Новым годом выкладывали в витрине на вату. Помню, мне очень понравился один розовый фонарик, и я все бегала на него любоваться и копила на него деньги. Не помню уже, сколько копеек он стоил, но я его все же приобрела и была очень рада этому.....»
Зинаида Шершнева: «Я тоже помню его. В одной стороне продукты, в другой - промтовары Мне там отец куклу купил. В 1975 году - обручальные кольца! Он ведь еще долго стоял, пока не сожгли».
Аватар пользователя
Балаблиха
 
Сообщений: 835
Зарегистрирован: 19 июл 2012, 11:02
Откуда: Санкт-Петербург

План станции Троица, или с чего начиналась Удомля

Сообщение Балаблиха » 23 янв 2020, 19:11

Сегодня я предлагаю вам перенестись в 1896 год, чтобы посмотреть, какой была Удомля в конце XIX века, с чего она начиналась. Благодаря имеющимся архивным материалам это вполне возможно!
Сначала напомню, что Удомля возникла как станция на новой, открытой в 1870 году, Рыбинско-Бологовской железной дороге. И называлась она тогда Троица. Станция располагалась на ровном возвышенном месте, ближайшие деревни были в 1-2 км от нее (Паношино, Мерлугино).

А теперь заглянем в «Альбом исполнительных чертежей по строительству и подвижному составу разных железных дорог» за 1896 год, в раздел «Рыбинско-Бологовская железная дорога», где собраны планы всех станций дороги, в том числе и интересующий нас план станции Троица (Удомля).
Давайте его рассмотрим.

Троица фр.jpg
План станции Троица. 1896 г.

Вот такой была Удомля-Троица в первые годы своего рождения – маленькая станция III класса.
Теперь посмотрим, какие здания и сооружения обозначены на плане.

Фр1 Троица.jpg
Фрагмент 1 плана ст. Троица

1. – Пассажирское здание
2 и 3. – Высокая и низкая пассажирские платформы
4. – Открытая товарная платформа
5. – Пакгаузы
6. – Водоемное здание
7. – Гидравлический кран
8. – Паровозный сарай на 2 паровоза
9. – Поворотный круг
10. – Ламповая
11. – Жилой дом № 2
12. – Жилой дом № 3
14. – Баня
16. – Службы
17. – Помойная яма

Как мы видим, постройки находились в пределах полосы отвода – 80 саженей, или 170,7 м, т.е. приблизительно в границах существующих ныне улиц Пионерской и Ленина.

На следующем фрагменте показаны строения в районе нынешнего переезда.

Фр2 Троица.jpg
Фрагмент 2 плана ст. Троица

13. – Жилой дом № 4
15. – Казарма ремонтных рабочих
16. – Службы

Затем станция стала развиваться за пределы полосы отвода, появились дома и лавки торговцев, были проложены новые дороги… Хорошо и подробно об этом написано в книге Б.К. Виноградова «Удомля», а также в книгах Н.А. Архангельского «История Удомельского района с 1900 по 1917 год» и «Очерки по истории Удомельского района (1917-1929 гг.)».

Источник: РГИА Ф. 350 Оп. 65 Д. 264 Л. 22
Об этом также и у меня в блоге: https://oldudomlya.blogspot.com/2020/01/blog-post.html
Аватар пользователя
Балаблиха
 
Сообщений: 835
Зарегистрирован: 19 июл 2012, 11:02
Откуда: Санкт-Петербург

Анализ чертежа 1896г

Сообщение Алексей Крючков » 24 янв 2020, 11:17

Очень интересные чертежи!
Что можно отметить при их анализе?

1) Что никакого переноса места станции (о котором писал Ю.М.Смирнов) от переезда к месту старого вокзала - не было, это - его фантазии (чем часто "страдают" краеведы).

2) Что первыми жилыми домами Удомли были: сам вокзал (его второй этаж), не сохранившийся ныне дом севернее вокзала (на плане - №11), дом у пруда (на плане - №12), который, возможно, и сохранился в перестроенном виде на территории за баней
Пруд.jpg
Территория коммунального хозяйства у пруда, где баня

и сохранившийся дом у переезда, на Володарского (на плане - №13), не имеющий даже номера на улице!
Изображение

3) Пятым домом были казармы ремонтных рабочих (№15 на плане), расположенные южнее переезда. Они сохранились. Притом, глядя на форму порталов окон (наличников), возникает мысль, что окна в предыдущем доме (севернее переезда) были переделаны позже.
Изображение

4) Видный на фото сарай западнее этих казарм - обнаруживается и на старинном чертеже (№16) и, таким образом, является шестым древнейшим зданием Удомли (но лишь третьим из сохранившихся доныне) - его расположение вполне соответствует обозначенному на чертеже 1896 года!

5) Переезд на этом чертеже не обозначен, но, судя по симметричному расположению зданий севернее и южнее ж/д в этом месте и по отступу зданий от ж/д тупика (с наличием промежутка между ними), переезд в этом месте возник изначально.

6) Интересно отметить наличие в то время на станции не сохранившихся доныне поворотного круга для паровозов (№9 на карте) и сарая на 2 паровоза (№8).

7) Интересно также отметить, что пассажирских платформ в то время на станции было две, причём, одна из них была высокой! Тут станция Удомля, конечно, несколько деградировала по сравнению с тем временем.

8) Водонапорной башни (кирпичной) в те времена ещё не было построено, а существовало некое не сохранившееся доныне "водоёмное здание" (№6) и не сохранившаяся доныне "гидравлическая колонка" (№7) для заправки паровозов.

9) Здания железнодорожной казармы, существующей ныне на ул.Пионерская, восточнее нынешнего вокзала, тогда ещё тоже, похоже, не существовало - на его месте нарисованы залитые жёлтым фоном (как сараи, т.е. нежилые строения) некие "службы" (№16).

10) При вокзале изначально был разбит сквер. Он частично сохранялся (восточнее вокзала) ещё в советские годы, что видно по фотографиям.
Изображение

11) Восточнее станции от главных путей отходит какая-то ветка на север. Надпись - не разборчивая. Можно разобрать только начало слова "балласт..." Может, железнодорожники сообразят и подскажут расшифровку этой надписи?
ветка куда.jpg
Ветка на север, не понятно куда
Аватар пользователя
Алексей Крючков
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 4068
Зарегистрирован: 24 июн 2010, 19:44
Откуда: Удомля

Re: Старая Удомля

Сообщение Андрей » 24 янв 2020, 14:45

Балластьер - яма в которой добывают баласт. А баласт это то, что под шпалы кладут.
Андрей
 
Сообщений: 68
Зарегистрирован: 05 апр 2012, 12:49
Откуда: Москва

Станция Троица на плане Рыбинско-Бологовской ж.д.

Сообщение Балаблиха » 09 фев 2020, 22:56

Продолжим наше путешествие в XIX век, на этот раз в 1887 год.
…Совсем недавно была построена Рыбинско-Бологовская железная дорога, а на ней появилась станция Троица – будущая Удомля.

Новая железная дорога была проложена по землям различных собственников, и это нашло отражение на «ПЛАНЕ отчужденных земель под сооружение Рыбинско-Бологовской железной дороги» 1887 года (1). Согласно этому плану, станция Троица расположилась на землях крестьян деревень Паношино и Мерлугино. На схеме 1 можно увидеть и саму станцию Троица с постройками, и новые дороги, проложенные к станции вдоль железной дороги в полосе отвода. А поперек железнодорожной линии прошла дорога из Паношино в Мерлугино, где был оборудован переезд.

Ч.2 ст. Троица.jpg
Схема 1

На плане обозначены все проложенные мосты и трубы. Об одном из таких мостов я уже писала в сообщении «Забытый мостик» (viewtopic.php?f=24&t=1320#p14525).
Западнее ст. Троица железная дорога прошла вдоль озера Песьво, и здесь была устроена водокачка, подающая воду для заправки паровозов.

Обратите внимание, что на схеме показаны два русла реки Удорка – старое и новое. Через новое русло построен мост, известный как Удорский, а по поводу старого русла карандашом сделана приписка: «Следует уничтожить в конце 8 пикета речку Удорку и мост, так как ее и моста не существует». Интересно, это изменение русла речки было связано со строительством железной дороги или произошло раньше? Тогда почему?

Ч.3 Митрошино.jpg
Схема 2

Далее на запад (схема 2) железная дорога прошла через земли крестьян д. Митрошино. Две дороги, ведущие в эту деревню, обозначены на схеме.

Ч.1 Дюкино.jpg
Схема 3

Восточнее станции Троица (схема 3) железная дорога пролегла по землям крестьян деревень Глиновка, Дюкино, пустоши Тарасково. Можно увидеть дороги из д. Лайково в д. Глиновка, пересекающие ж.д. линию. У каждого такого переезда устраивалась железнодорожная будка (они обозначены на схеме красным прямоугольником)

Появление железной дороги совершенно изменило жизнь людей в этой местности. Железнодорожные станции стали новым центром притяжения, куда стекались товары, грузы, люди. И вот уже скоро старинная деревня Паношино, постепенно разрастаясь в сторону станции Троица, сольется с ней, превратившись в новый поселок Удомля… Но сейчас, здесь, на плане 1887 года, все еще только начинается: маленькая станция III класса – Троица.

1.РГИА Ф. 350 Оп. 65 Д. 269в Л. 4 «Альбомы исполнительных чертежей по строительству и подвижному составу разных железных дорог. Рыбинско-Бологовская железная дорога. Планы отчуждения земель под сооружения железной дороги I, II и III дистанций».

Об этом же и у меня в блоге: https://oldudomlya.blogspot.com/2020/02/blog-post.html
Аватар пользователя
Балаблиха
 
Сообщений: 835
Зарегистрирован: 19 июл 2012, 11:02
Откуда: Санкт-Петербург

"Удомля. Большой дом". Воспоминания

Сообщение Людмила Колесникова » 24 фев 2020, 19:29

 ! Балаблиха писал(а):
«Этот дом на ул. Сталина д. 9 (сейчас это ул. Попова), недалеко от вокзала, имел два подъезда, и проживало там 16 семей…» С большой любовью и теплотой о жителях этого Большого дома написала свои воспоминания Людмила Михайловна Колесникова (Сидорова).
Прочитайте эти воспоминания и, я надеюсь, получите то же удовольствие, что и я. А кто-то наверняка узнает что-то новое об Удомле.

Удомля. Большой дом
Никогда не думала, что придет в голову написать этот рассказ о Большом доме. Его действительно так и называли – Большой дом, потому что в Удомле другого такого не было. Были дома на ул. Володарского (он и сейчас там стоит) и на ул. Пионерской, тоже двухэтажные, но с одним подъездом, а этот дом на ул. Сталина д. 9 (сейчас это ул. Попова), недалеко от вокзала, имел два подъезда и проживало там 16 семей.
Как-то я подумала, какие простые и достойные люди жили там и канули в лету, кто-то оставил после себя потомков, а кто-то, возможно, и нет. Это были наши родители, пришедшие с войны, израненные, контуженные, не видевшие юности, часто безотцовщина после годов репрессий и раскулачивания.

Наш дом прославился тем, что в нем родился в 1933 году и прожил до 1940 года будущий космонавт Олег Макаров.
Но тогда об этом никто не знал, и в октябре 1957 года, когда запустили первый спутник, все жители дома высыпали на улицу и стояли, задрав голову, пытаясь увидеть это волшебство. Спутник, вернее маленький мячик с короткой траекторией и след его движения, мы увидели, но я в тот вечер потеряла свою шелковую ленточку из косички и горе мое было безграничным. Сколько ни искала я ее на другое утро на истоптанном дворе, найти не смогла.

Про этот дом говорили, что он из усадьбы А.С. Попова, изобретателя радио, из деревни Лайково. Когда в 30-х годах началась коллективизация и земли Попова отошли колхозу, сын Александра Степановича продал его Удомельскому райпо, и этот сруб перевезли в Удомлю на ул. Сталина и перестроили под жилой дом. Насколько это верно, я утверждать не берусь.

Как я уже говорила, в нашем доме было два подъезда, в каждом – восемь семей. У кого-то было две комнаты, а у кого-то одна. Печь стояла на общем коридоре, там пекли пироги и варили щи и кашу. В семьях с двумя комнатами была своя маленькая печка, на ней готовили и кипятили белье в больших ведерных кастрюлях или чугунах.

За домом справа стояли сарайки, в них жильцы держали свою живность, например, в нашей семье были корова Марта, поросенок и бычок Борька. А некоторые разводили кроликов и держали кур. За сараями раскинулся большой общественный огород, каждой семье выделялись грядки, и все сажали, что хотели. Было очень хорошо видно, в какой семье какие хозяева: грядочки здорово отличались одна от другой.
А зимой на этом поле сооружали горку-ледянку, строили подземные снеговые пещеры и катались на лыжах.

Слева от дома, в торце, был чистый песчаный участок, очень солнечный, там всегда в первую очередь начиналась весна: капало с крыш, бежали ручьи и сходил снег, освобождая сухие полянки. Как раз здесь мы скакали на скакалках, пускали кораблики в ручьях, расчерчивали классики и радовались первому солнышку.
Как правило, здесь всех фотографировали в торжественные дни с бантами в косах, букетами и портфелями в руках.

В этот дом в апреле 1950 года меня на телеге с большим почетом привезли из роддома, а вот сестра через два с половиной года приехала уже на полуторке. Зато брата в 1955 году доставили на крытом ГАЗике.
Так росло год от года наше «благосостояние».

Мы жили на втором этаже и занимали две комнаты, окна которых выходили во двор дома на улицу Сталина. Полы были деревянные, и каждую субботу их посыпали песком и скоблили веником-голичком до белизны. Этим занимался отец, если было время, надевал калошу и шаркал по полу. Если учесть, что выходной у родителей был всего один, а по субботам они работали до 15:00, имели троих детей, держали корову и грядки на общем огороде, кипятили белье на плите и полоскали его клюкой на большом пруду за железной дорогой, то можно было представить, каково приходилось им и было ли время для воспитания.
Поэтому росли мы в основном на улице, отвоевывая свое пространство среди сверстников. Это «дворовое» воспитание, где ценились авторитет старших, забота о младших, сплоченность и общие игры, закаляли характер. Особенно не любили ябед – пожаловаться родителям было зазорно.

Я была большая плакса, и со мной старались не связываться. Зато лучше меня в 6 лет никто не кидал ножички и хуже меня не прыгал через скакалку в игре «курочки-цыплята». Из-за неимения других претендентов иногда приходилось задействовать меня, и я всегда проигрывала Это ли не обида? А так старалась…

Мой отец, Сидоров Михаил Степанович, 1920 г.р., родился в г. Пенза. В 18 лет был призван в армию и воевал сначала на Финской войне, затем прошел радистом всю Великую Отечественную. В Польше в 1945 году получил тяжелое ранение и после госпиталя, уже после Победы, был направлен в Монголию дослуживать. Только в конце 1945 года он вернулся в Пензу, окончил сельскохозяйственный техникум и по распределению был направлен в Удомлю. Сначала работал в райотделе сельского хозяйства, а затем агрономом в колхозе им. Ленина, потом там же председателем.
Родители.jpg

Нам было полегче: кроме небольшой зарплаты папа получал продукты на трудодни. В комнате, в углу за печкой, стояли мешки с зерном или мукой, масло в бутылках, овощи. Бабушка пекла хлеб в печи, и у нас всегда витал запах свежего хлеба.

Мы часто бегали на станцию, где машинисты больших паровозов с огромными колесами, завидев нас, давали гудок и пускали пар. С визгом мы летели с откоса куда глаза глядят. Рядом со станцией в низинке был небольшой парк со скамейками, в центре которого стояла скульптура «Девушка с корзинкой». Для нас это был кусочек городской жизни.

В те времена медали и ордена наших родителей не вызывали большого интереса, мы просто разглядывали их, находили отличия, сравнивали. Мальчишки пытались меняться, но после некоторых нравоучений с помощью ремня желающих не осталось. Все понимали ценность наград, ведь они были боевые, а ни в коем случае не подарочные к юбилейным дням. Ремень тогда был основной аргумент, и все знали его тяжесть, особенно мальчишки.

На станции мы встречали безногих калек на дощечках с котомками за плечами, нисколько их не боялись, а наоборот, помогали, чем могли. Хоть в основном это были неприветливые, усталые, грязные люди. Да и откуда им было быть приветливыми и добрыми? Сизый табачный дым стелился везде, куда ни глянь. Тогда все курили махорку или папиросы «Север», вонючие до невозможности. Курили везде: дома, в вагоне, во дворе, в буфете. Нам все было привычно и не вызывало недовольства или недоумения. По-моему, все плохое от нас, детей, отскакивало, не прилипая. Это была обыденная жизнь.

Моя мама, Зинаида Федоровна, 1928 г.р., была тоже родом из Пензы, и ее семья жила по соседству с семьей папы в одной коммунальной квартире, т.е. они были много лет знакомы еще до войны, но, наверное, из-за разницы в возрасте он не очень обращал на нее внимание. Мама окончила Лесной техникум в Пензе, и ей дали направление в Нелидово, где она работала в лесничестве. Папа навестил землячку и сделал ей предложение, а в 1948 году они поженились. В Удомле мама работала в леспромхозе бухгалтером, позже инженером лесного хозяйства, а затем главным лесничим района. В семье нас было трое детей: я, младшая сестра Таня и брат Николай. Позже к нам приехала из Пензы бабушка – Сидорова Ефросинья Федотевна, и маме стало немного полегче.

По соседству с нами жила семья Шураховых: глава семьи Василий Яковлевич и его жена Клавдия Николаевна с двумя дочками, Лидочкой и Наденькой, чуть старше меня. В коридоре стояла большая русская печка, одна на две семьи. Дядя Вася, бывший матрос, 1920 г.р., прошел всю войну, и, когда читаешь описание его подвигов на сайте «Подвиг народа», то не веришь, что это мог сделать простой русский парнишка – настолько бесстрашно он воевал.

По вечерам наши родители, им ведь тогда было по 25-30 лет, собирались в комнате у Шураховых и играли в лото. Столько было шума и веселья! Мы, ребятишки, развлекались на полу, сидели у родителей на коленях, ссорились-мирились, и всем находилось место. Когда шла подготовка к праздникам, у них же за длинным столом делали бумажные цветы из гофрированной бумаги для праздничных демонстраций, шили костюмы для выступлений или гирлянды и игрушки для новогодней елки. Думаю, собирались у них, потому что в нашей семье были малыши и их укладывали пораньше спать.

После того, как Шураховы построили свой дом и уехали из нашей квартиры, соседями стали тетя Зина Кузнецова с дочерью Людой, которая была старше лет на пять и пользовалась у меня большим авторитетом. Тетя Зина постоянно, кроме своей основной работы, по вечерам корпела над огромными пяльцами, где было растянуто ватное одеяло, как правило красного цвета, которое нужно было простегивать двумя нитками снизу и сверху. Это была очень тонкая и кропотливая работа. Узоры на одеяле рисовали мелом, и коротенькими стежками все это прошивалось. Иногда нам давали простегать парочку стежков под пристальным контролем.

А у нас в квартире стоял ткацкий станок, на нем бабушка ткала половики: красивые, плотные и прочные. Для половиков мы постоянно резали какие-то старые вещички на полосочки и скатывали их в клубки, они были разноцветные и нарядные. Где доставали в то время тряпки, я не знаю, потому что все для себя и детей мама шила сама, начиная от трусов и бюстгальтера, до платьев и чепчиков–распашонок. В магазинах ничего не было. С ткацким станком я управлялась достаточно ловко, только ноги не очень доставали до педалей, но тем не менее работать на станке мне не возбранялось, а наоборот.

Этажом ниже нас жила семья Богоявленских. Михаил Никанорович, очень интеллигентный, спокойный мужчина постарше наших родителей, пользовался непререкаемым авторитетом, работал на мебельной фабрике, обладал тонким юмором и на любой случай жизни знал какую-нибудь шутку или поговорку.

Очень часто он подшучивал надо мной. При встрече говорил: «Здравствуй, Люсенька, куда спешишь?» Я тут же заливалась слезами и говорила: «Я же Людочка, как вы не можете запомнить?» Он смеялся и просил прощения. Мир был восстановлен. При следующей встрече все повторялось. Почему мне не нравилась Люсенька, не могу объяснить. Его жена, Зинаида Федоровна, всегда нас привечала, поила чаем с колотым сахаром из тонкого стакана с подстаканником. У них тоже было трое детей. Старший сын Юра ходил в плавание на большом корабле в Антарктиду, и дядя Миша нам показывал фотографии с ледяного континента. Было удивительно смотреть на громадные айсберги, где корабль казался лодочкой, и на диковинных пингвинов. А на стене у них висел настоящий морской барометр. Их старшая дочь Таня была гораздо старше меня, и когда она уехала учиться в педагогический институт, а мне уже было лет 10-12, то часто писала письма, которые формировали мой кругозор и мировоззрение. Много хороших книг я прочитала, благодаря ее советам, многие правильные выводы сделала из тех или иных событий в жизни. Она откровенно говорила мне о том, что ей не нравится в моей внешности, и следила, что бы не было перегибов и безвкусицы в моих тогдашних нарядах. Разбиралась в «сложных взаимоотношениях» с родителями.

А младшая дочка Валя была постарше меня года на 4, и ей как раз приходилось со мной играть и возиться. Она стала прекрасным стоматологом и всю жизнь работала в Сочи. Ей приходилось постоянно принимать гостей, которые ехали на море и, конечно, останавливались у нее. Гостиницы были не в моде и не по карману. А тут землячка! Как «не порадовать» ее своим обществом!
Вот как раз Валя, которая училась во вторую смену, в одну из снежных зим прокопала на нашем огороде огромную пещеру, где можно было стоять во весь рост, и мы все ходили туда по очереди «в гости».

До сих пор я поддерживаю связь с этой замечательной семьей и очень рада, что многие из них живы-здоровы, есть достойные дети и внуки. Недавно мы с Валентиной Михайловной по телефону вспоминали то время, и я постаралась отметить это в своем повествовании. Желаю им долгих лет жизни, крепкого здоровья и всяческого процветания. Это тонкая нить в детство, и я ею очень дорожу.

В соседях с Богоявленскими жила семья Савельевых. Серафима Архиповна работала воспитателем детского сада, очень веселая и добрая женщина. Вокруг нее постоянно крутились ребятишки, и она успевала со всеми пошутить и погладить по головушке. У них был сын Коля, мой ровесник, и дочка Надя помладше.

После их переезда в свой дом там поселилась семья Титовых с дочкой Алей. Их папа очень тяжело заболел, и жена сильно плакала, убивалась. Все ее очень жалели, но, слава Богу, дядя Ваня выздоровел, и у них еще родилась дочка Нина. Дядю Ваню я еще очень запомнила за то, что он очень любил пить чай с маргарином: прямо клал кусок в стакан и пил! Такое у меня осталось воспоминание.

Когда они переехали в другую квартиру, в их комнату вселили семью цыган. На тот момент, 1959 год, мы уже переселились в свой дом в Паношено (сейчас ул. Гагарина) и ходили к подружкам в гости. Казалось, вместо одной семьи прибыл целый табор, все спали на полу, на матрацах. Тогда была политика оседлости цыган, которые периодически появлялись у нас рядом с Удомлей. Их детей пытались отправить в школу, многие ребятишки бегали в нашем дворе, и я хорошо помню девочку Катю, с которой мы очень подружились, и она какое-то время училась с нами, хоть была намного старше.

Жила у нас семья Кротовых с дочерью Наташей, ровесницей моего брата, т.е. совсем неинтересный для меня персонаж, и семья Кутузовых, где была дочка Нина, старше меня года на 3.
В соседнем подъезде жили муж и жена Калмыковы со старшей дочерью Валей и Славиком, который во время драки сильно царапался и с ним не связывались. Валя училась в Ленинграде, и впервые она привезла мандарины на Новый год, и нам всем досталось по штучке.
В том же подъезде жила тетя Маруся Наумшина с мужем-бухгалтером, и было у них четыре дочери: Надя, Лида, Вера и Таня. Все рослые, красивые, как тогда говорили: степенные.
Там же жила семья тети Тони Туркиной с дочерью и тремя детьми ее мужа.
В соседях с ними жили Пантелеевы с дочкой Люсей и сыном Колей, старше меня на два года, от которого мне порядком доставалось. Очень был драчливый мальчишка.
На втором этаже располагалась семья военкома Бондаренко с дочкой Валей, замечательной девочкой. Через несколько лет они переехали в другой город. Мы очень по ней скучали, они с Валей Богоявленской были душой нашего девчачьего коллектива.
Там же жила народный судья Удомельского района Анна Ивановна Каравашкина с племянником Валентином. Затем она переехала в Тверь на работу в Областной суд.
Еще у нас была большая семья Капранчиковых. Когда началась война, они жили на границе, их отец погиб в первые дни войны, и тетя Паня с четырьмя детьми и узелком в руках прошла через всю страну до Удомли, где жили ее родственники. В нашем доме им дали комнату, и она тоже постоянно после работы стегала одеяла и работала не покладая рук. Их дети, Игорь, Капа, Боря и Коля, были старше меня, и их я помню, благодаря вечерним посиделкам в нашем дворе.

Летний вечер
Рядом с нашим крыльцом рос огромный куст чайной розы, стояли скамейки, и молодежь по вечерам и в выходные дни собиралась с гармошкой и гитарой. Начиналось настоящее веселье. Какие только песни мы не слышали, сколько частушек переслушали разного содержания и смысла! Зачастую сами выскакивали в круг и потом прятались за чужие спины от страха и смущения.
Возможно, эти гулянья не всем нравились, особенно тем, у кого были маленькие дети и им полагалось спать, но я этого не помню. Время было трудное, послевоенное и, наверное, все-таки хотелось немножко веселья. Тем более, что официальная танцевальная площадка, или «сковородка» по-тогдашнему, находилась далековато, за железной дорогой, а веселиться хотелось здесь и сейчас.
Да семейные и не могли никуда пойти, как-то несерьезно, а вот в своем дворе потанцевать, покурить, повспоминать – это самое то.
Пьяных я не помню, каких-то скандалов или тем более драк, тоже не вспоминаю.

Гроза
В те времена были часты грозы, очень сильные, с пожарами. Мы их в детстве очень боялись. Как правило, собирались у кого-то в квартире, в основном у нас, потому что дома была бабушка и, как могла, отвлекала нас от страшных раскатов и сверкающих молний. Я это время проводила под кроватью – так боялась грозы. Иногда даже там засыпала, наверное, от страха. Мама рассказывала, что однажды, когда она меня кормила грудью, в форточку влетела шаровая молния, проплыла по стенке и с треском ушла в розетку рядом с ней. Мама замерла от страха и не шевелилась. После этого я целые сутки молчала. Все очень испугались, но потом это прошло и я снова стала горластой.

Новый год
Новогодние праздники было принято отмечать в каждой квартире по очереди. Бывало по 4-5 елок, и везде дарили подарки.
Перед приходом гостей мама шила на швейной машинке пакеты из журнала «Крестьянка», чтобы было красиво, а мы раскладывали конфеты и пряники из больших кульков в каждый такой пакет и старательно считали, чтобы всем было поровну.
Такие приготовления, украшение квартиры елочными гирляндами и флажками, а почти все это мы клеили сами, было не менее замечательным, чем сам праздник. Заводили патефон и веселились от души и взрослые, и дети. Водили хороводы, рассказывали стихи , пели песни и самозабвенно плясали. Особенно стеснительных я не помню, все старались продемонстрировать свои таланты. А Славик два года подряд читал на елке стихотворение «Мороз-воевода дозором…», и когда в очередной Новый год он вышел к елке, все заорали: «Мороз-воевода!», а он уже хотел читать другое стихотворение, и его сбили с толку. Он долго собирался с силами, но все закончилось благополучно. В 3 года состоялось и мое первое выступление на публике. Всех малышей ставили на стул, а я не согласилась и запела частушку, приплясывая и размахивая руками. А слова были такие: «За рекой собачка лает, чья-то парочка идет. Мама в беленьких носочках папу пьяного ведет!» Мои родители чуть сквозь землю не провалились…
Елка.jpg

Елку привозили из леса. Папа брал в колхозе лошадь, запрягал в сани, закутывал меня, старшую, в одеяло, сажал на дно саней в солому, и мы счастливые уезжали. По пояс в снегу забирались в глубь леса и выбирали красавицу, примеряясь, уместится ли в комнате. Однажды елка упала вместе с игрушками, слава Богу, никто не пострадал, но игрушки побились, и в тот год соседи приносили их нам, чтобы нарядить елку снова.

Наши любимые лакомства
Очень хочется рассказать о тех «вкуснятинках», которые нам доставались не в праздничные дни, а, наоборот, в будни.
Конечно, это колотый сахар. Нам его присылали из Пензы в посылочном ящике большими кусками, потом кололи щипчиками и складывали в маленькую вазочку. Однажды я не выдержала и украла большой кусок сахара из ящика. Забралась под кровать, под подзор (это кружева внизу кровати) и стала его с усердием сосать. Думала, что съем и следа не оставлю. Но через минуту во рту стало сладко и противно. Тут я поняла, что больше не смогу проглотить ни крошечки. И сидела я под кроватью и горько плакала. Обсосанный кусок вернуть было невозможно, мой позор был бы раскрыт. Но ничего не оставалось делать. Я выползла вся в слезах и сладких слюнях. Меня не ругали. Но я на всю жизнь зареклась что-то брать без спросу. Во рту сразу становилось горько.
Если мы приходили к кому-то домой во время игр, нас могли угостить хлебом с солью и подсолнечным маслом. А если на хлеб с постным маслом посыпали сахарный песок, то это уже было пирожное, хоть мы этого слова тогда не знали.
Вечером, дома, я обожала тюрю: хлеб с водой и репчатым луком. Или другой вариант той же тюри: квашеная капуста, вода и лук. Хлеб зажат в кулаке. Тоже за уши не оттянешь.

Наши игры
Двор был большой и просторный, собственно, там мы и проводили свой досуг, а вернее, болтались день-деньской. Каких только развлечений мы не придумывали! Старшие дети играли в лапту, взрослые увлекались игрой в городки. Фантазии были самые разнообразные: то целыми вечерами кидали мяч в игре «шандр», то гонялись в «пятнашки» или «жмурки». Или, наоборот, садились на лавочку и дружно предавали «колечко». Позднее пришла мода на «ручеек» и игры в две команды «а мы просо сеяли…», здесь не стеснялись и подростки, орали песни во всю мощь. Очень увлекались ходьбой на ходулях, по-моему, все освоили это несложное приспособление.

Конечно, игра в фантики. Разновидностей этой игры было несколько. Но результат один: забрать фантик у соседа. Особенно уважали фантики от конфет «Мишка на севере», «Ну-ка отними», «Каракум», «Красная шапочка». Это были редчайшие экспонаты и ценились на вес золота. Обладателям их завидовали, пытались выменять на десяток других. В основном же были фантики от конфет «Кавказские» из вощеной бумаги, которые хорошо летали и при определенной ловкости собирали большой урожай с игрового поля. Играли везде: на крыльце, в коридорах, на скамейках, лишь бы была ровная поверхность. Если проигрывался эксклюзивный фантик, доходило до слез и даже до драки: так тяжело было расставаться со своей драгоценностью. У некоторых из нас были целые посылочные ящики этих фантиков.

Так же была игра «шмыгалки». Расчерчивались квадраты, как при игре в «классики», и из квадрата в квадрат нужно было переместить заполненный песком коробок из-под сапожного крема. Здесь нужен был хороший глазомер и неутомимость ног.

Была еще одна игра: катать обруч. Находили старый обруч от велосипедного колеса или от бочки (но это не круто) Отцы делали нам из толстой проволоки «прутик»-кочергу с определенным изгибом, и гоняли мы обруч до изнеможения. Основная задача – не уронить обруч на землю. Для этого требовалась определенная сноровка и, конечно, крепкие ноги.

Очень любили мы игру в «чижика». Выстругивали деревянную фигурку и лупили по ней битой. Пока чижик летит, по нему нужно было попасть этой битой, а потом закинуть в начальный квадрат. Начислялись за каждый удар очки. Спорили до хрипоты, а играли дотемна, пока «чижик» был виден.

В мои шесть-семь лет было повальное увлечение игрой «в ножички». Эта игра требовала настоящего мастерства. Ведь нужно было не просто воткнуть нож в землю, а еще и с разного расстояния, и с разных положений: с ладони, с локтя , с плеча и т.д.

А зимой мы катались «на железке». Это толстый железный прут, изогнутый определенным образом, где были полозья и дуга, за которую держались. Скорость можно было развить нешуточную. Обладание такой железкой – большая гордость, ее очень берегли.

Катались мы и на велосипедах, «под рамой», потому что велосипеды были большие, в основном немецкие, и под рамой мы очень даже умещались, правда все перекособочившись. Ездили очень ловко. Те, кто постарше, катались «через раму», но для этого нужно было ловко переваливаться из стороны в сторону и иметь подлиннее ноги. Потом уже стали появляться отечественные велосипеды, размером поменьше.
Детство было очень веселым и безоблачным, со своими обидами, ссорами, играми, и вспоминается, как калейдоскоп разнообразных событий.

В школу
Однажды к нам во двор пришла учительница Клавдия Николаевна. Она записывала детей в свой класс и заодно знакомилась с ними.
В тот год становились первоклассниками Наденька Шурахова, Коля Лушин и Славик Калмыков. И когда она с ними поговорила, я спросила, почему она не записывает меня? А учительница ответила, что меня нет в списке. Я горько заплакала: «Как это? Все идут в школу, а я нет» Тем более, что читать я научилась в 5 лет. А в то время редко кто умел читать, поступая в первый класс. Клавдия Николаевна попросила меня прочитать газету, которая была под рукой, и, когда я бегло выполнила ее задание, взяла меня за руку и повела домой. Я не знаю, почему меня не отдали в школу, но в первый класс я в тот год на пошла, несмотря на согласие учительницы и мои слезы.
1957.08 1 сентября Сидоровы Люда и Таня.jpeg

А вот на следующий год я стала первоклассницей. Мама с вечера принесла от Барковых (они жили напротив, у них был свой сад, и они разводили цветы) букет георгинов и сказала папе, что купила самые красивые. Утром мы отправились в школу, я несла цветы и любовалась собою. Когда мы вошли в класс, мама велела отдать букет учительнице, которая взяла меня за руку и посадила за парту. Но я прижала цветы к груди и сказала, что не отдам, потому что мама их купила у Барковых и они очень дорогие. Прошло много лет, но перед глазами стоит моя очень юная мама, которая от двери машет мне рукой, мол, отдай цветы учительнице. А я ни в какую…
В школе учиться мне было неинтересно и я много времени проводила в углу, изучая географическую карту спиной к классу, потому что была очень озорной и меня часто наказывали. Зато на внеклассном чтении учительница сажала меня за свой стол и наступал час триумфа: я читала вслух книги, и никто не шевелился – такая тишина была в классе. А ведь нас было 44 человека!

Конечно, мой рассказ – это взгляд снизу. Я была совсем маленькой, но очень активной и общительной, поэтому постоянно крутилась в ребячьей компании. Все они были постарше, хотя бы на год-два, а в том возрасте это большая разница.
Я не претендую на объективность или точность своих воспоминаний. Мне хотелось написать о жильцах нашего дома, с которыми была неразрывно связана моя жизнь. Хотела передать ту атмосферу и общность простых людей, которым пришлось жить в то трудное время. Обо всех вспоминаю с уважением и любовью. Каждый так или иначе заложил маленькую песчинку в фундамент становления меня как человека.
___________________________________________________________________________________
P.S. После окончания школы в 1967 году я уехала в Ленинград, поступила в Технологический институт. Около 25 лет работала в Главленинградстрое и более 25 лет являюсь руководителем сети стоматологических клиник «Азбука здоровья». У меня двое детей и шестеро внуков. Но это уже другая история.
Людмила Колесникова
 
Сообщений: 8
Зарегистрирован: 03 май 2021, 18:46
Откуда: Санкт-Петербург

Сообщение Алексей Крючков » 03 мар 2020, 19:40

Воспоминания Людмилы Колесниковой опубликованы в "Удомельской газете" за 28 февраля с.г., на двух страницах формата А3!
Аватар пользователя
Алексей Крючков
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 4068
Зарегистрирован: 24 июн 2010, 19:44
Откуда: Удомля

Фото старой Удомли

Сообщение Балаблиха » 14 мар 2020, 23:07

Еще три фотографии старой Удомли, где мы видим три мгновения из жизни удомельцев 1920-1930х годов.

Демонстрация в Удомле 7 ноября 1926.jpg

Работники актива у здания Удомельского Дома культуры. 1929-30.jpg

Удомельская стройартель. 1931-32 гг..jpg
Аватар пользователя
Балаблиха
 
Сообщений: 835
Зарегистрирован: 19 июл 2012, 11:02
Откуда: Санкт-Петербург

Самые старые дома Удомли (из сохранившихся)

Сообщение Алексей Крючков » 30 мар 2020, 12:28

Дома эти присутствуют на чертеже 1896 года viewtopic.php?p=15359#p15359 и после разрушения старого вокзала являются, видимо, старейшими из сохранившихся зданий Удомли. Собственно, с этих домов Удомля и началась в 1872 году, когда открыли ж/д движение здесь. Разумеется, дома никак не охраняются и даже таблички никакой на них не висит, дома жилые, и слава Богу! С хозяевами пока познакомиться не удалось.

Адресной таблички на первом доме (с юга от переезда) - не заметил, но, по логике расположения, он должен иметь символический номер 1 на улице Пионерской. Кстати, название улицы тоже оказалось символическим, ибо "пионеры" первоначально - это первые, кто осваивал в Америке "Дикий запад", а с этих домов началось вторжение железнодорожной цивилизации в нашу глухую сонную провинцию.
01 1 с востока м.JPG
Вид с востока (от переезда)

01 2 с северо востока м.JPG
Вид с северо-востока

01 3 с северо-запада м.jpg
Вид с северо-запада

01 4 с юго-запада м.jpg
Вид с юго-запада

А второй дом (с севера от переезда) имеет выцветшую табличку с адресом "ул.Ленина, 5" (интересно, что Яндекс на своей карте адреса этого дома не знает), а ещё табличку с числом "239" - это, видимо, расстояние от Рыбинска.
5 1 с юго-востока м.JPG
Дом Ленина, 5, вид с северо-востока

5 адрес дома.JPG
Табличка с адресом этого дома

5 километровая табличка м.JPG
Табличка с номером километра

5 с северо-востока м.JPG
Вид этого дома со двора (с северо-востока)
Аватар пользователя
Алексей Крючков
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 4068
Зарегистрирован: 24 июн 2010, 19:44
Откуда: Удомля

Дом Поповых из Лайкова на ул. Сталина

Сообщение Алексей Крючков » 30 мар 2020, 20:34

"Одноклассники" хороши для любителей краеведения своей аудиторией, среди которой людей старшего возраста (интересующихся историей) заметно больше, чем в других соцсетях. Также все соцсети хороши лёгкой возможностью отклика для читателей, что важно для авторов. Но вот для долговременного хранения и поиска информации (может быть, кроме фото, а именно - текстовой) все соцсети совершенно не подходят! Поди найди там что-то спустя время! Особенно, если объем информации очень большой... Напишет кто-то что-то важное, оно мелькнёт для нескольких читателей, и тут же погружается в бездну забвения, откуда потом не выудить, не найти эту информацию... Поэтому я соцсети использую только для анонсов интересных новых публикаций, но не трачу время на хранение там информации.

Недавно при обсуждении мемуаров Людмилы Михайловны Колесниковой (Сидоровой) на страничках Татьяны Петровой https://ok.ru/profile/580451847173/stat ... 8466583813 мелькнула очень интересная информация о том, что остатки от дачи Поповых из Лайково-Попово не сгорели на том месте, где сейчас стоит Авторская школа, а до сих пор живы! Двое свидетелей нашлись тому, и оба в детстве сами жили в этом доме! Мне захотелось спасти эти свидетельства от забвения. Я сходил, сфотографировал дома на ул. Попова, изучил старые карты, и копирую здесь значимые фрагменты обсуждения (воспоминаний) для сохранения этой интересной информации на долгое время. Мои комментарии даны в квадратных скобках [ ]



Людмила М. Колесникова https://ok.ru/profile/165869592082
[Большой] "дом на ул. Сталина д. 9 (сейчас это ул. Попова), недалеко от вокзала, имел два подъезда и проживало там 16 семей. ... дом прославился тем, что в нем родился в 1933 году и прожил до 1940 года будущий космонавт Олег Макаров. ... Про этот дом говорили, что он из усадьбы А.С. Попова, изобретателя радио, из деревни Лайково. Когда в 30-х годах началась коллективизация и земли Попова отошли колхозу, сын Александра Степановича продал его Удомельскому райпо, и этот сруб перевезли в Удомлю на ул. Сталина и перестроили под жилой дом. ... Большой дом сгорел в 1960 году."

Ольга Прокофьева (Козлова) https://ok.ru/profile/560768397478 :
Этот дом стоял "на месте Авторской школы ... а дом №6 раньше тоже был двухэтажный, но не большой, на 6 семей. Потом его перестроили, оставили 1 этаж. Говорили, что этот дом семьи Поповых был перевезен из Лайково-Попово.

Татьяна Полякова (Кутузова) https://ok.ru/profile/529591306648 1960 г.р., СПб
"я прекрасно помню наш старый двухэтажный дом с крыльцом на ул. Попова дом 6. Это была бывшая дача Попова изобретателя радио. Да, его снесли и построили два дома, где мы и жили."

Ольга Прокофьева: "Таня, … из двухэтажного дома Попова, сделали 1 этажный, в котором жили мы, а вы жили в другом, который тоже откуда то перевезли. Потом он тоже сгорел, но вы уже уехали в Питер Оба дома стояли рядом под №6. А дом Попова стоит и сейчас.
... Большой дом был на месте А школы. Я немного его помню, а когда он сгорел, там построили детский сад, теперь А школа. А в доме №8 жили Виноградовы и у них большой сад, раздавали яблоки и вишни всем! Когда была ул.Сталина, № домов были наверно другие. А что дом №6, вернее, что осталось от него, был домом Поповых, я слышала ещё в детстве. Вот хорошо бы увидеть фото этого дома, когда он стоял в Лайкове."

Дача Поповых в Лайкове.jpg
Фото дачи Поповых в Лайкове, с сайта Правнучки

Татьяна Полякова: "Что касается дачи Попова, то это был наш двухэтажный дом. Как мне говорила моя мама, он был ветхим. Его разобрали и только часть брёвен пошла на строительство. Остальные были новые. Оля, вспомни, когда мы вновь заехали, то оба дома были новыми, сияли новыми бревнами и пахли лесом. ... Я помню там большое крыльцо под крышей, где все сидели"

Ольга Прокофьева: Таня, вот наш дом был перестроен полностью из дома Поповых, а ваш из нового сруба был, но его тоже откуда-то перевезли.

Татьяна Полякова: "Моя версия, что Большой дом [прежде] был гостиницей. То, что она была в Удомле, есть в архивах. Только никто не знает, где она была. Это не Дом колхозника на Пионерской. Дом, где жили 16 семей и у некоторых было по две комнаты, а еще и кухни! 25-30 комнат не много ли для просто домика!
... Я внимательно прочитала воспоминания Мицкевич о Поповых. Она пишет, что в доме Попова жили несколько семей, но не два десятка! Потом дом после пожара в одной из квартир перестроили в одноэтажный!!!! Я ВСПОМНИЛА, что да, в нашем доме был пожар. Его не стали ремонтировать, а просто разобрали и перестроили в одноэтажный. Дом Попова был под номером 6. Вся улица знала об этом. Когда в 1970 году приезжали дочери Попова на открытие памятника в нашу школу в том, где находится их дом никто не сомневался!!!


Смотрим старые карты.
1) Вот немецкая аэрофотосъемка 1941 года (фрагмент, увеличен). Виден и Большой дом (на месте А-школы), и два дома на месте нынешнего д.6.
ул Попова в 1941 на немецкой аэрофотосъемке.jpg
1941г, немецкая аэрофотосъемка.

2) Вот фрагмент карты примерно 1961 года. Виден большой дом (ещё не удалённый с карты).
ул Попова на карте 1961.jpg
Большой дом на карте 1961 года

3) Вот фрагмент карты 1987 года, с нумерацией домов. Виден детсад на месте Большого дома (№10А) и два дома на месте дома Поповых (6 и 6А), такая же картина с домом 4. И виден сгоревший позже магазин возле школы, не имевший номера по ул.Попова.
ул Попова на карте 1987.jpg
Фрагмент карты 1987 года


Ну а теперь - современные фото того, о чём шла речь выше.
2 с северо-востока.JPG
Дом 2 (бывшая семенная инспекция)

2 с юго-запада.JPG
Дом 2, вид с юго-запада

6 1 с северо-востока.JPG
Дом 6 с северо-востока

6 2 с юга.JPG
Дом 6, вид с юго-запада

8 1 с северо-востока.JPG
Дом 8 доживает последние дни...


Итак, резюме: остатки дачи Поповых из Лайково-Попово, вероятно, ещё живы в части брёвен сруба дома №6 по улице Попова. Но сруб сильно перестроен и при перевозке, и после пожара. Дом этот пока жилой, с хозяином познакомиться пока не удалось. Но, скорее всего, жизнь этого дома продлится ещё не долго. Имеет ли он историческую ценность? Я думаю, к сожалению, нет, хотя его всё-равно будет жалко, как всё историческое, уходящее от нас навсегда...
Аватар пользователя
Алексей Крючков
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 4068
Зарегистрирован: 24 июн 2010, 19:44
Откуда: Удомля

Пред.След.

Вернуться в Удомельский р-н

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1