Венецианово и Венецианов (Трониха, Сафонково, Дубровское)

Достопримечательности и история объектов, находящихся на территории современного Удомельского района

Модераторы: Алексей Крючков, Балаблиха

Венецианово и Венецианов (Трониха, Сафонково, Дубровское)

Сообщение Алексей Крючков » 13 сен 2011, 20:26

 ! Алексей Крючков писал(а):
Связанные темы:
1) Поддубье - viewtopic.php?f=24&t=366
2) Островки - viewtopic.php?f=24&t=1322
3) Покровское, Сорока - viewtopic.php?f=24&t=1328
4) Молдино - viewtopic.php?f=24&t=556
5) Деревни бывшего Зареченского сельского округа - viewtopic.php?f=24&t=1360
6) Еремково и окрестности - viewtopic.php?f=24&t=458
7) Тугановичи и художник Славянский - viewtopic.php?f=26&t=377

7 - 8 сентября в наших краях работала съемочная группа киностудии "Центр национального фильма" во главе с режиссёром Александром Смирновым, снимали фильм о Венецианове и Сороке для цикла передач "Мир русской усадьбы" (образцы работ есть по ссылке). Планируется показ по телеканалу "Культура", дату, если станет известна заранее, сообщу здесь. Помогали им мы с Алексеем Намзиным. Он даже вошёл в кадр, благодаря своим гуслям и народной одежде. Ну а я был типа краеведа-консультанта. Понравился внимательный подход режиссера к съемке - замечания по некоторым краеведческим неточностям принял и подправил заготовленный текст. Ну а ниже - небольшой фоторепортаж со съемок. Снимали в Тронихе, Токарихе (старую дорогу), возле Поддубья (кстати, новый хозяин на территорию усадьбы не пустил), в Молдино (с участием Смирновой Л.Е.), Покровском и у раскопанных остатков Поддубской церкви (кстати, обнаружился интересный подвал с системой отопления снизу, если не ошибаюсь).
1.jpg
На Поддубском пляже озера Молдино

2.jpg
Гумно в Покровском

3.jpg
В д.Покровское

4.jpg
Вскрытый фундамент Поддубской церкви

Фильм нашёл на Ютубе:
phpBB [media]

В кадре Намзин изображает крестьян с дудочкой и гуслями, а я - за кадром.
Аватар пользователя
Алексей Крючков
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 3810
Зарегистрирован: 24 июн 2010, 19:44
Откуда: Удомля

Альбом "Школа А.Г.Венецианова"

Сообщение Алексей Крючков » 04 окт 2011, 11:34

Знакомый москвич прислал мне книгу "Школа А.Г.Венецианова" выпущенную в этом году издательством Директ-Медиа по заказу Издательского дома Комс. правды, не известным тиражем, форматом 31*23 см, объемом 48 страниц. По сути (по соотношению площади текста и иллюстраций) это - скорее альбом репродукций с относительно небольшой аналитической статьёй.

В статье (автор текста - И.Кравченко), к сожалению, повторяется распространенная ошибка про то, что якобы Венецианов поселился в Сафонково уже в 1819г и именно там "занимался со своими подопечными". (Только недавно приезжавшим телевизионщикам об этой ошибке говорили, возя их в Трониху.) Впрочем, это работа не краеведческая, а искусствоведческая, поэтому эта ошибка им простительна, хотя и вызывает сожаление.

В книге хорошо то, что текст хорошо связан с иллюстрациями: они помещены на той же странице, где и пишется текст о них или непосредственно за ней. Удобно видеть, какая картинка обсуждается, чего часто не хватает в нашей краеведческой литературе.

Ряд приведенных в книге репродукций я увидел впервые. Вызвал краеведческий интерес картина художника С.К.Зарянко - "Портрет семьи Турчаниновых" 1848г. Уж не родственники ли это тех Турчаниновых, у которых позже гостил Левитан в Горке?

Ну и приведу цитату из эпилога:
"Школа Венецианова, давшая совсем немного значительных мастеров, тем не менее сыграла важную роль в русском искусстве. Оказалось, что такой "низкий" жанр, как бытовая живопись, может быть высоким, а простые люди, на которых раньше лишь изредка обращали внимание художники, - стать предметом их постоянного интереса. Как и вообще жизнь вокруг, а это означало, что реализм в русской живописи набрал силу. <...> реализм стал ведущим направлением в русском изобразительном искусстве на десятилетия вперёд."
Аватар пользователя
Алексей Крючков
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 3810
Зарегистрирован: 24 июн 2010, 19:44
Откуда: Удомля

Re: Венецианово

Сообщение Дмитрий » 12 мар 2012, 21:22

(Примечание модератора: ряд сообщений (о памятнике) перенесены сюда из другой темы)

Я тоже долго считал, что памятник на могиле был поставлен к 1980 году, думал скульптора Комова, который и в Волочке памятник поставил. Даже спорил с кем-то. А меня поправляли - в 1950-х гг. Сейчас уже не вспомню кто, но при подготовке книги я этот вопрос разрешил и ответ нашёл. А В.М. Сидоров косвенно подтвердил - когда он приезжал накануне 1980 г. - памятник уже стоял. К 200-летию Венецианова ни Министрестово культуры РСФСР, ни Союз художников СССР, с его слов, НЕ ЗНАЛИ, где именно похоронен Венецианов. И он по их поручению отправился на поиски. Кто его автор он тоже не знает.

Кстати, деревянный храм на Дубровском погосте стоял и в 1911 г. - есть фотография в книге "А.Г. Венецианов: статьи, письма..." 1980 г.

В метрических книгах Дубровского прихода записи о смерти жены нет. Думаю, она умерла и похоронена в С-Петербурге.
Дмитрий
 
Сообщений: 157
Зарегистрирован: 13 авг 2010, 18:17
Откуда: Удомля

Памятник №2

Сообщение Алексей Крючков » 13 мар 2012, 19:01

У Виноградова в буклете "По Венециановским местам", 2010г, тираж неизвестен, где продается - не знаю (мне он подарил).
"До нашего времени памятник, установленный после гибели художника, не сохранился, судьба его не известна.
Установкой памятника, который мы знаем сегодня, занялись в 1950г. Старейший удомельский краевед Лидия Ивановна Соловьёва (1923-2004), очевидец и участник тех событий, писала в районной газете 31.01.78: "Помню в 50-е годы к нам в Брусово был доставлен памятник Венецианову. В райисполкоме решали, где его лучше поставить - у РИК или на могиле. Решили поставить на могиле." В Удомельском Архиве хранится протокол №34 от 31.10.51 заседания Брусовского ИК. Смета в сумме 5802 руб. Фундамент должен был быть сооружён к 7-му ноября 51г (а то как же!). Памятник установили в 52 году. Мы не знаем фамилии автора. Известно только, что изготовили его в Ленинграде в 1950 году."
Аватар пользователя
Алексей Крючков
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 3810
Зарегистрирован: 24 июн 2010, 19:44
Откуда: Удомля

Re: Венецианово

Сообщение Александр Герасимов » 14 мар 2012, 22:55

16-17 февраля 1980года Удомля торжественно отмечала 200летие со дня рождения А.Венецианова.16го в РДК прошло торжественное заседание на котором присутствовали и выступали знаменитые гости во главе с 1 секретарём обкома П.Леоновым.17 торжества продолжились в Дубровском-позже переименованным в Венецианово.Вот мои фото с тех событий:
img107.jpg

В1.jpg

В2.jpg
Памятник
Александр Герасимов
 
Сообщений: 135
Зарегистрирован: 01 окт 2010, 22:40
Откуда: Удомля - Мста

Сообщение Денис Ивлев » 30 апр 2012, 23:49

"Русский провинциальный некрополь" приводит следующую надпись на могиле А.Г. Венецианова: "«Живописец Его Императорского Величества академик Алексей Гаврилович Венецианов, скончался в 1847 г. декабря 4 дня, на 68 году жизни. Незабвенному родителю от двух дочерей его». (Пог. ДубровскийВышневолоцкого уезда – сообщ. П.А. Россиев; местный причт именует Венецианова надворным советником и прибавляет, что он был «убит лошадьми»)." Так кто же ошибается книга о Венецианове или Некрополь? Я склонен доверять второму:)
Аватар пользователя
Денис Ивлев
 
Сообщений: 1731
Зарегистрирован: 11 июл 2010, 08:01
Откуда: Вышний Волочек - Спирово - Москва

Очередной пример путаницы в телепередачах

Сообщение Алексей Крючков » 03 окт 2012, 20:56

Фильм из цикла Достояние республики - про Венецианова, Рерихов, Путятиных
phpBB [media]


1) Авторы даже не узнали про то, что название "Бологое" - не склоняется! "Бологим", "Бологова" - как только не извращаются! Нехорошо...

2) С 7:30 минуты - про Венецианова. "Где-то здесь... начинался венециановский пейзаж" - показывают опушку с коровами. В Тронихе и Сафонково коров сейчас днём с огнём не найти! Н-да... нашли картинку красивую и навешали лапши на уши не искушённым зрителям... Ну, хоть до Дубровского доехали, и то - подвиг!

3) Имение Сафонково Венецианов не приобретал в 1815 году - он приобрёл Трониху! А Сафонково построил лишь к 1833-му, и переселился туда лишь после смерти жены, на закате своей творческой карьеры! Если не знаете, то хоть спросите тех, кто знает!

4) 10:18 В кадре ведущий, стоя в Дубровском (нынешнее Венецианово) говорит: "Николай Рерих приезжал сюда к Путятиным, покупал вот здесь в имении Венецианова картины художника" - это что за бред такой?? Стоит в Дубровском и должен понимать, что до имения Путятиных отсюда - дофига, да и в разные времена они жили (Н.К.Рерих родился в 1874, а А.Г.Венецианов погиб в 1847)! Но ведущий врёт, не моргнув и глазом! Он сам запутался, и не понял, что Рерих приезжал к одним Путятиным (в Бологое), а Венецианов общался с другими (в Братском), и что в имении Венецианова Сафонково Рерих бывать никак не мог, по причине того, что к моменту, когда Рерих вырос и приехал в Бологое, дочери Венецианова уже давно продали имение Сафонково и даже, кажется, уже благополучно почили в бозе, а потомства у них не было... Т.е. ведущий запутался и во времени, и в географии...

В общем, "благими желаниями устлана дорога в ад", если авторы текстов не проявляют ни малейшей внимательности к тому, о чём вещают...
Аватар пользователя
Алексей Крючков
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 3810
Зарегистрирован: 24 июн 2010, 19:44
Откуда: Удомля

Re: Венецианово

Сообщение Островитянин » 04 фев 2013, 18:54

В моём архиве сохранились несколько фото из Венецианово.
1986г май Венецианово со слайда А.Збарский м.jpg
Венецианово, май 1986

IMG_0046.jpg

Снимки сделаны в начале мая 1986 года во время 4-х дневной прогулки с Юрой Дудником от д. Ряд вокруг озера Кезадра (через Тупики) и обратно. Лагерь у нас был на ручье у развалин деревни Рубчиха. В то время вблизи озера было тихо и пустынно, местных жителей практически не осталось, скелеты покинутых деревень вызывали грусть, тоску и тревогу, а близость Монстра там никак не ощущалась. Но однажды, когда мы возвращались в наш лагерь из Венецианово, он предстал во всей своей дьявольской красе с возвышенности от деревень Шишелево-Сытино.
Из фотографий самая интересная та, что с табличкой. Не думаю, что табличка сохранилась по сей день, 27 лет миновало... .
Указ о переименовании м.jpg
Указ о переименовании села

И дом очень примечательный, хозяину спасибо за такую красоту. Интересно, кто он?
Красивый дом 1986 А Збарский.jpg
Красивый дом в Дубровском
Островитянин
 
Сообщений: 22
Зарегистрирован: 03 янв 2013, 18:22
Откуда: Москва

Сообщение Дмитрий » 14 фев 2013, 10:34

Галина Зигерт писал(а):Дим, да что с тобой? Я что, не имею права озвучить версию Вадима Лобашова по поводу картины Г.Сороки? Кстати, все в этом сообщении (и Лёша Крючков также) поддерживают твою атрибуцию картины Сороки. Получается, твой упрёк в поверхностности относится только ко мне? ...

Дорогая Галя, какие могут быть упрёки к тебе? Я просто за то, чтобы МЫ ВСЕ высказывались по поднятым вопросам ПО СУЩЕСТВУ, не тратя времени и места на флуд. Я Лёше уже говорил, что считаю этот краеведческий форум очень удачным и важным проектом - реальным инструментом поиска новых сведений по истории края. Не хочется, чтобы его ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ уровень понижался, скажем, до Удомельского Интернет-форума.

В общем, среди интернет-баламути, где-то должны быть бухты для общения по существу и на нормальном русском языке (оЧепятки допускаются).
Дмитрий
 
Сообщений: 157
Зарегистрирован: 13 авг 2010, 18:17
Откуда: Удомля

Воспоминания В.М. Сидорова

Сообщение Алексей Крючков » 14 окт 2013, 15:05

Публикую и в этой теме ссылки на видеозапись воспоминаний Академика живописи В.М.Сидорова о повторном "открытии" им могил Венецианова и Сороки накануне празднования 200-летия Венецианова.
phpBB [media]

и продолжение
phpBB [media]
Аватар пользователя
Алексей Крючков
Главный модератор
Главный модератор
 
Сообщений: 3810
Зарегистрирован: 24 июн 2010, 19:44
Откуда: Удомля

История памятника на могиле художника А.Г.Венецианова

Сообщение Виноградов » 02 мар 2014, 18:17

Среди многочисленных публикаций о художнике А.Г.Венецианове за последние 20 лет о памятнике упоминаются сведения, которые не соответствуют имеющимся документам; упоминается не существовавший крест со стихами — эпитафией на месте его гибели. Предлагаются новые документы и источники, позволяющие по-иному взглянуть на историю памятника и судьбу имения Сафонково.

После похорон отца дочери художника установили на могиле памятный крест высотой более двух метров. На чугунном постаменте была изображена палитра с красками, а ниже надпись: «Живописец Его Императорского Величества академик Алексей Гаврилович Венецианов, скончался в 1847 году декабря 4 дня на 68 году жизни. Незабвенному родителю от двух дочерей его». В 1853 году дочери продали имение Сафонково коллежскому советнику Петру Матвеевичу Барескову, а Трониху - Петру Ивановичу Конновичу. Позже Сафонковым владели Химеевы и Зреловы (Е,К.Мроз,1948). Последний владелец дома художника в Сафонково - крестьянин Дмитрий Савельевич Кузнецов продал его в 1938 г. за 2 800 рублей. По словам Кузнецова дом увезён в разобранном виде под Москву. После продажи имения дочери не бывали на кладбище, могила приходила в запустение. В 1908 году в газете «Новое время» указано: «...Тополя, посаженные дочерьми художника, разрослись теперь и почти закрыли своим зелёным навесом его тихий покой». На фотографии 1911 года видны крест и разрушающаяся ограда с отсутствующей калиткой, на месте отмёрших тополей выросли большие ели и кусты. Этот памятник в 1930 году был разбит крестьянами села Дубровского, потомками крепостных, помнивших плохие поступки художника, таивших зло на него (см. очерк «Величие и трагедия мастера») и описанных С.Н.Юреневым и Е.К. Мроз.

К 160-летию художника в 1940 году Управление по делам искусств при Совете Народных Комиссаров РСФСР приняло решение об установке памятника (по ходатайству искусствоведа Е.К.Мроз). Помешала война.
После конференции в Третьяковской картинной галерее в декабре 1947г. (100-летие гибели) и доклада Е.К. Мроз было принято решение Комитета по делам искусств при Совете Министров СССР об установке надгробного памятника над прахом знаменитого художника. Новый памятник осенью 1951 г. доставили в посёлок Брусово (в те годы место захоронения художника относилось административно к Брусовскому району Калининской области).

Старейший краевед Удомли Лидия Ивановна Соловьева (1923-2004 гг.) очевидец и участник тех событий, писала в районной газете 31.01.78г.: «Помню в 50-е годы к нам в Брусово был доставлен памятник Венецианову. В райисполкоме решали, где лучше поставить памятник, возле здания райисполкома (сейчас Дом Быта), или на могиле Венецианова в деревне Дубровское. Решили поставить на его могиле».

В Удомельском районном архиве сохранился Протокол заседания исполкома Брусовского райсовета № 34 от 31.10.1951 г. Под №468 рассматривался вопрос «О сооружении фундамента для установки надгробия на могиле художника Венецианова А.Г. на кладбище д.Дубровское Брусовского района ». Исполком решил:
1.Утвердить смету в сумме 5802руб.
2.Возложить строительство фундамента и подготовку фронта работ по сооружению надгробья на зав.отделом колхоза Александрова и обязать последнего закончить его к 7.11.1951г. Для организации работ и технического руководства строительством был командирован инженер сельского колхозного строительства Л.Власов, который написал смету расходов, где были указаны виды работ. В перечне работ отсутствуют затраты на разборку фундамента первого памятника, видимо его уже не было.

Весной 1952 года на мощном фундаменте был установлен памятник в виде надгробия рядом с могилой художника. Пока не удалось найти описания того, как проходило открытие этого памятника, кто присутствовал, и какие речи произносили при этом. Не известно имя скульптора памятника, и в какой организации его изготовили.

О том, что памятник установлен в 1952 году в газете «Мирный атом» 15.02.2002г. писала Т.П.Бай. Однако, не взирая на статьи Л.И.Соловьевой и Т.П.Бай, в последние годы приводились выдуманные «юбилейные» даты установки памятника - 1980 г. и 1957 г., которые уже тиражируются в краеведческих статьях и книгах, - это является, неуважением памяти художника.

Памятник представляет собой усеченную четырёхгранную пирамиду высотой 2,2 м, стоящую на гранитных плитах. Грани пирамиды отлиты из бронзы. Памятник обнесен простой металлической оградой. На лицевой стороне памятника, обращенной; в южную сторону к Сафонково, изображен барельеф художника. На обратной стороне изображен фрагмент картины « На жатве»: крестьянка на току, кормящая ребенка, и заглядывающая к ней девочка.

Во время торжеств по случаю 200-летия художника в воскресенье 17февраля 1980 года на могиле состоялось поклонение памяти художника с возложением цветов к памятнику, процессия, из более чем 100 человек, прошла около могилы. При этом присутствовали высокие гости от руководства Калининской области, руководители Академии художеств, министр Культуры РСФСР, представитель отдела культуры ЦК КПСС, руководители строительных организаций Калининской АЭС. На следующий день 18 февраля в Вышнем Волочке состоялся митинг, посвящённый открытию памятника Венецианову (скульптор O.K. Комов) в день его рождения в центральном сквере города. Об этом событии имеются многочисленные репортажи в газетах. Тогда же в декабре 1979г. специальным Постановлением правительства РСФСР село Дубровское и деревня Бобылиха объединены и переименованы в Венецианово.

Сельцо Сафонково после нескольких перепродаж существовало ещё 100 лет. Последние жители покинули его в 1954 г. На месте бывшего имения сохранился каменный фундамент мастерской художника и пруд с валуном на берегу, последние свидетели некогда кипевшей здесь жизни и разыгравшейся тогда трагедии.

Осенью 2000 г. примерно в километре от места гибели Венецианова, на обочине дороги, ведущей в село Молдино, впервые установлен металлический памятный крест с надписью «здесь у с. Поддубье 4 декабря 1847г. погиб великий русский художник А.Г.Венецианов».

В последние годы в сборнике «Знаменитые россияне в истории Удомельского района» (2009) и «Художник Венецианов в Удомельском крае» (2013) указано, что «на месте гибели художника установили деревянный крест с эпитафией со строками Пушкина» и далее «... крест на месте его гибели сгнил». Не указаны ни источник этих сведений, нет кем установлен, нет даты установки и утери креста. Такая сплошная неопределенность наводит на мысль, что такого креста на месте гибели ранее не было. Во всяком случае о его установке нет сведений в сборнике документов 1980 г. (составитель А.В.Корнилова) - откуда взяты стихи и в книге Леонтьевой Т.К. (1988г.). Тем более, что искусствоведы С.Н.Юренев и Е.К. Мроз, специально обследовавшие Поддубье и возможное место гибели художника в 1938, 1939 и 1940 гг., не только не обнаружили такой крест, но и не нашли людей, кто бы помнил о нём. Не указывает на наличие такого креста и руководитель экспедиции тверского музея Д.Редер в своём отчёте от 19.09.1930г.

Известно, что после гибели о художнике почти забыли не только чиновничьи бюрократические круги, критики, писатели, журналисты, но и многочисленные его ученики. Лишь один ученик С.К.Зарянко посетил могилу учителя в 1850 г. В такой обстановке, когда и за могилой не было ухода, некому было ставить крест на месте гибели художника.

К 230-летию художника в сентябре 2010 г. ему открыт новый памятник в городе Удомля Тверской области, на улице имени А.Г.Венецианова, а также издан красочный буклет «По венециановским местам», авторы Б.К.Виноградов и Н.И.Иванова. В 2012 - 2013 гг. подготовлены очерки «Величие и трагедия мастера. (Последние годы жизни и гибели художника)» и очерк «Е.К.Мроз - первооткрыватель художников удомельского края» этих же авторов. В этих очерках приведены новые сведения о жизни художника и судьбе его памятника.

Культурно - исторический фонд «Удомля»
Б.К.Виноградов и Н.И.Иванова
Виноградов
 
Сообщений: 53
Зарегистрирован: 20 сен 2010, 17:47
Откуда: Удомля

Величие и трагедия мастера, вступление

Сообщение Виноградов » 04 авг 2014, 17:30

Более двух лет назад сотрудники «Культурно-исторического фонда «Удомля» подготовили очерк «Величие и трагедия мастера». Он привлёк внимание шеф – редактора федерального журнала «Природа и свет» Германа Смирнова и должен был выйти из печати весной 2013 г. Однако журнал прекратил своё существование. Очерк готовый к печати редакция, согласовав это с авторами, переправила в журнал «Техника молодёжи», где он и был напечатан в №1 за 2014 г. При размещении в журнале текст очерка сократился примерно втрое.

Ниже будет публиковаться частями полный текст очерка «Величие и трагедия мастера». Работа по этой теме продолжается, найдены новые материалы.
Авторы : Б.К.Виноградов, Н.И.Иванова. июль 2014г. г. Удомля.

План очерка:
Введение
1. Величие мастера
2. Последние годы жизни
3. Воспоминания Каменской М.Ф.
4. Конфликт помещика Венецианова А.Г. с приказчиком Ларионом Дмитриевым
5. Конфликт Венецианова А.Г.с крестьянами Дубровского прихода
6. Обстоятельства гибели художника
7. Мотивы убийства
8. Трагедия мастера
9. Судьба имения Сафонково
Заключение
---------------------------------------------------------

К 167-летию со дня гибели А.Г.Венецианова

Величие и трагедия мастера
( последние годы жизни и гибель художника Венецианова А.Г.)

Введение

Среди российских художников первой половины ХIХ века известны имена ярких живописцев, творения которых составляют гордость музеев, их изучают новые поколения искусствоведов. В числе первых среди таких живописцев стоит Алексей Гаврилович Венецианов. Его творчество в последние десятилетия привлекает пристальное внимание, получает всё более широкий резонанс. О нём написаны монографии, статьи, диссертации, книги, изданы сборники писем и воспоминаний, выходят альбомы репродукций его картин. Однако детали жизни художника в последние годы и обстоятельства его гибели исследователи обходят чаще всего молчанием, не вдаваясь в детали. Причём одни описания противоречат другим из-за использования непроверенных источников и без анализа других доступных материалов. При этом забывается, что личность А.Г.Венецианова следует рассматривать в двух ипостасях: как великого художника, с одной стороны, и как помещика, полновластно распоряжавшегося крепостными в своём имении, с другой стороны ( А.М.Эфрос). Оборотную же сторону медали обычно избегают описывать из-за её неприглядности. Возможно, Венецианов, единственный в этом роде, кто пытался действовать в обоих направлениях вполне профессионально, не имея специальной подготовки. Однако попытка совмещения творческого труда художника и рутинной жизни помещика – крепостника оказалась трудновыполнимой.

Ниже приводятся непростые обстоятельства жизни художника в имении Сафонково, приведшие к его убийству ранним утром 4 декабря 1847 года. Использованы материалы Государственного архива Тверской области ( ГАТО: «Дело о дворовом человеке Ларионе Дмитриеве » и « Уголовное дело о гибели Венецианова »). Учтены рукописные материалы искусствоведов: научного сотрудника Сергея Николаевича Юренева ( 1886 - 1973) и учёного секретаря Елены Константиновны Мроз ( 1885 – 1953), проводивших по заданию Калининской картинной галереи экспедиционные исследования в сёлах Дубровское, Молдино, Микашиха, Максиха, Маковищи, Каменка и др. в 1938 -1939 гг. и в 1940 г. в преддверии 160 - летия со дня рождения художника. Использован доклад Е.К. Мроз «А.Г.Венецианов в Сафонково» на конференции в Третьяковской картинной галерее в декабре 1947г. (к 100-летию гибели художника), к сожалению, не опубликованный.
Виноградов
 
Сообщений: 53
Зарегистрирован: 20 сен 2010, 17:47
Откуда: Удомля

1.Величие мастера

Сообщение Виноградов » 07 авг 2014, 09:58

К тридцати годам А.Г.Венецианов определился с жизненным выбором. К этой поре его успехи в искусстве были очевидны. В сентябре 1811 года он был избран академиком живописи. В 1815 году художник женился на тверской дворянке Марфе Афанасьевне Азарьевой (1780-1831). Несмотря на более низкое происхождение жениха (из мещан), родители дали согласие на брак (достаточно поздний для Марфы), ведь невесте шёл уже 36-й год. Родители дали молодожёнам денег для покупки имения за 15 тысяч рублей на имя Марфы в этом же году. Это соответствовало долгосрочным планам художника.

Имение располагалось на территории Дубровского погоста Вышневолоцкого уезда. Здесь старинное сельцо Сафонково существовало задолго до приезда художника. Об этом свидетельствовали постройки, дубы в два обхвата и срубы колодцев.

В этих местах получил расцвет талант художника. На этой земле Венецианов создал свои шедевры в 1820-е годы. Здесь он построил дома, мастерскую и др. и, оставив в 1819 году службу в Петербурге, стал жить подолгу в имении, выезжая в столицу для работы в Эрмитаже или Академии художеств и участия в выставках. Имя его было широко известно, он общался со многими деятелями культуры.

Однако к концу жизни, особенно после гибели, имя его было почти забыто. Лишь около 1880 года появилось первое обстоятельное жизнеописание художника, которое создал П.Н.Петров, но картины мастера оставались мало известными. Только в начале ХХ века состоялись выставки картин А.Г.Венецианова, организованные искусствоведом бароном Николаем Николаевичем Врангелем (1880-1915), появились глубокие аналитические статьи Александра Николаевича Бенуа (1870 – 1960). С этого времени начался постепенный путь творчества художника к любителям и ценителям живописи.

А.Н.Бенуа в своих статьях дал глубокий анализ творчества А.Г.Венецианова и подчеркнул его влияние на последующее развитие художественных школ в России. Он писал: « Настоящим первым реалистом, бесспорно, остаётся Венецианов, одна из самых удивительных фигур русской школы. В начале своей деятельности, не будучи профессиональным живописцем, он избежал нивелирующего влияния Академии. Он избрал для себя особый путь и место лично, спокойно прошёл его, причём положил основанье небольшой школе художников, также как он, занимавшихся бесхитростным изображением окружающей действительности.

От последующего фазиса реализма искусство Венецианова отличается одной весьма характерной и в чисто художественном отношении ценной чертой: оно бессодержательно. Ни сюжеты, ни анекдоты не трогали Венецианова, а чисто живописные мотивы, чисто красочные задачи, непосредственно предложенные ему природой. И Венецианов был на высоте, позволившей ему разрешить эти задачи очень просто и художественно… Лучшие картины Венецианова: его портреты, его «Гумно», его очаровательная «Помещица, занятая хозяйством», его группа крестьян «Очищение свёклы» принадлежат к неоспоримо классическим произведениям русской школы.

Венецианов сознавал свою обособленную значительность и стремился укрепить на родной почве насаждённое им искусство. При этом он даже отважился вступить в некоторую борьбу с Академией и создал свою собственную академию, в которой единственным руководством он выставлял внимательное изучение природы. Нашлись и покровители этой идеи, и одно время школа Венецианова процветала. Из неё вышли Плахов, Зарянко, Крылов, Михайлов, Крендовский, Зеленцов, Тыранов, Щедровский - все люди скромные, невидные, но передавшие потомству очень верный образ своего времени. Среди них особенной тонкостью отличались Крылов (1802-1831) и Тыранов (1808-1859).

К сожалению крепких корней школа Венецианова пустить не успела, а сам мастер на старости лет должен был видеть, как лучшие его ученики, ослеплённые успехами Брюллова, изменяли ему и переходили один за другим в мастерскую автора «Помпеи», где они быстро теряли свою свежесть и превращались в холодных и напыщенных академиков. Верным учеником Венецианова остался лишь один Зарянко (1818 - 1870) ».

К 150-летию художника в 1931 году под редакцией А.В.Луначарского вышел сборник документов, писем, воспоминаний о Венецианове. Составитель сборника известный искусствовед А.М.Эфрос проанализировал творчество художника. Этот сборник долгое время оставался почти единственным источником сведений о художнике.

В декабре 1947 года к 100-летию гибели мастера прошли научные чтения в Третьяковской картинной галерее. С содержательными докладами выступили многие искусствоведы, среди них Т.В.Алексеева, Е.К. Мроз и молодой А.Н.Савинов, выпустивший в 1949 и 1955 годах обстоятельные книги о жизни и творчестве Венецианова. Вышла диссертация Фомичёвой З.И.. Настоящий вал материалов был опубликован к 200-летнему юбилею художника в 1980-1989 годах, среди них сборники А.В.Корниловой, Г.К.Леонтьевой и др. Последняя детально проанализировала его картины.

Устойчивое пристальное внимание к художнику продолжается в наши дни. Появилась диссертация Н.В.Павловой « Проблема портретности в творчестве А.Г.Венецианова » (2006 г.), глубокие аналитические статьи историков искусства. Среди них выделяется анализ профессора Московского университета М.М. Алленова, который в лаконичной форме подчеркнул главные черты трудов художника и его влияние на современность. Алленов писал (2005г.), что творчество Венецианова оказало плодотворное воздействие на культурную жизнь России в XIX в. Это воздействие продолжается в наши дни. Венецианов стоял у истока возникновения русского бытового жанра в живописи начала 1820-х гг., целого течения в искусстве, культурной жизни.

Несомненно, главным событием, имевшим основополагающее значение в становлении концепции жанровой картины у Венецианова, была война 1812 г., обратившая взоры передовых русских людей к победоносному народу, представшему в ореоле нравственного величия, достойного быть увековеченным в искусстве не через копии древних античных героев, а в своей действительной, доступной непосредственному опыту, самобытной природе. Что такое народная жизнь в её коренных положительных началах – в этом состоял вопрос, обращённый тогда к искусству. Русский жанр мог оформиться и найти себя в системе других жанров именно как крестьянский пейзажный жанр и только в качестве поэтического, сотворённого в духе русской идиллии, он мог тогда оказаться на высоте своего исторического призвания. Именно таким и стал крестьянский жанр Венецианова.

Картина «Гумно» создана в Сафонково в 1821-1823 гг. В апреле 1924 г. она подарена царю Александру I при содействии Петра Андреевича Кикина, председателя Общества поощрения художников, члена Государственного Совета, боевого генерала (1812 г.) авторитетного при царском дворе, статс - секретаря Александра I.
1821 Гумно.jpg
Гумно, 1821

М.Алленов отметил, что картина в целом - не будничная сцена, а почти обрядовое действо, священное поклонение серпу, зерну и простым орудиям крестьянского труда - граблям и метле – демонстративно положенным на авансцене и отсылающим взгляд к символизирующему хлебный каравай – холму зерна в центре картины. Если проследить направление жестов, чередование поворотов и траектории взглядов в поле картины, то видно, что ими создаётся образ хоровода, центром которого оказывается бережно сметённая куча зерна. Наклон корпуса и жест крестьянина, укрепляющего боковину телеги, прочитывается как ритуальный поклон и указующий перст на холм зерна. Юноша, стоящий около него, взглядом, устремлённым на зрителя, подобен стражу, охраняющему бесценное добро.

Однако нескрываемая придуманность всей мизансцены предлагает другой образ, другую версию этой картины: образ самого художника, заставляющего крестьян исполнять «ненатуральное» для них дело – служить натурой живописцу. Не понимая его, они исполняют это «дело» также прилежно и аккуратно, как они убирали гумно, чтобы превратить его в мастерскую художника, где им теперь приказано служить моделями. Это говорит о привычке подчиняться хозяину, совмещающему в себе помещика - крепостника и художника, который, наблюдая плоды их труда и усердия, заставляет их странным образом «отдыхать», т.е. выполнять диковинную для них «работу». Достаточно взглянуть на фигуру крестьянина справа, в неловкой, застылой позе держащего совок с лицом, как-то обессмысленным непонятностью навязанного ему занятия, словно позирование – это тяжкое испытание его послушания и терпеливости. Одной этой картиной сказано всё о духе, складе и характере русского крепостного крестьянства. Так обе темы картины: гумно – мастерская крестьянского труда и мастерская художника – замыкаются на образе творчества, имеющего прообраз и образец в бессознательном эпосе самозабвенного, долготерпеливого крестьянского труда. Вот это и означало для Венецианова «писать две Натуры».

Натура в образе крестьянского мира противостоит действительному миру, который с этой позиции является искусственной «ненатуральной натурой». В самой концепции венециановского жанра скрыта внутренняя полемика с тем, что называется «светом» (мир города, власти, службы). Это обстоятельство сообщает его жанру последовательный, системный характер. Прежде всего, он недраматичен, бесконфликтен; в нём отсутствует фабула, коллизия. Потому в нём отсутствует жест как знак общения персонажей. Изображается не действие, а состояние. Характерны способы фиксации этого состояния, например, удивительный жест крестьянского паренька на краю Сафонковского болота в картине «Спящий пастушок» (1823-1826 гг.): он словно держит в ладони сон – горсть воздуха, как невидимую пташку, которую он то - ли выпустил, то - ли ждёт, чтобы она села на ладонь.
1823-26 Спящий пастушок ГРМ.jpg
Спящий пастушок, 1823 - 26


Похожий по своей художественной функции мотив – лёгкий пучок пряжи, повисший на ремешке ручных часов, в руках крестьянки в картине «Утро помещицы» (1823 г.), где изображена жена художника Марфа Афанасьевна в Сафонковском доме.
1823 Утро помещицы ГРМ.jpg
Утро помещицы, 1823

Или два мотылька (Картина «Жнецы») на руке жницы, за которыми следит паренёк (здесь и сентиментальная аллегория единения сердец). Всеми отмеченными приёмами обостряется чуткость к длящимся мгновениям прозрачной тишины, побуждая не столько разглядывать, сколько, как бы вслушиваться в картину.
1825 Жнецы грм_.jpg
Жнецы, 1825г

Крестьянским сценам Венецианова, отмечает Алленов, часто сопутствует природа, пейзажный фон. Первый образец изображения внутреннего пространства – «Гумно» - не является собственно интерьером, а представляет собой как бы крытую часть пейзажа. Именно у Венецианова впервые нашлись живописные средства для воплощения характера и строя русской природы - равнинного сельского ландшафта средней полосы России с высоким неярким небом, мягкими протяжёнными линиями, меланхолическим колоритом однообразного пустынного пространства. На картине «На пашне. Весна» линия горизонта слегка, но всё же определённо, дугообразно выгнута, чем достигается эффект сферической перспективы. Ограничиваемый картинной рамой фрагмент земной поверхности исподволь напоминает о принадлежности его сфероидной поверхности планеты. Всё, что предстаёт взору, в таким способом устроенном пространстве, приобретает небесный, вселенский масштаб. Того же рода иномасштабный всему окружающему рост крестьянки. Самое примечательное, пожалуй, то, что эту диспропорцию невозможно исправить. Представив крестьянку нормального роста (ниже лошади), мы превратили бы её в карлицу: картина скомпонована так, что «ненатуральное» здесь оказывается художественно естественным, тогда как, будучи изображено вроде бы под стать натуре, стало бы, в полном смысле ненатуральным, что указывает на присутствие в физическом мире метафизических сущностей.

Картины «На пашне. Весна» и «На жатве. Лето» образуют сокращённый цикл времени года – это весна и лето, близкое к осени, т.е. те самые сезоны, которые особенно отмечены крестьянским сознанием как составляющие земледельческий, плодородный цикл. В этот же циклический порядок включаются «Гумно» и «Сенокос».
На пашне. Весна..jpg
На пашне. Весна

1820е на жатве лето мал.jpg
На жатве. Лето

1820 Сенокос.jpg
Сенокос, 1820

По мнению М. Алленова, «Попечение о земле, детство, материнство» – три основных темы и как бы первоэлементы той картины мира, которая создана Венециановым. Это эпическое повествование о вечных трудах и днях человека. Здесь нет места бытовым коллизиям, здесь вообще нет быта, а есть бытие, пустынная земля, на которой жизнь будто начинается заново, воссоздаётся из первоначал. Облик персонажей, предметы крестьянского обихода, детали пейзажа исторически и хронологически никак не конкретизированы – это то, что всегда было, есть и будет, некоторая вечная субстанция жизни – такой могла бы быть крестьянская Русь в XV веке, так же, как и перед наполеоновским нашествием.

Венецианов никогда не изображал увеселительных сцен, например, крестьянских плясок, непременных в изображении русского деревенского быта иностранными художниками. Это знаменательное исключение позволяет отметить ещё одно свойство венециановского мира: будучи лишён драматизма и конфликтности в повествовательной фабуле, он, однако, не лишён некоей озабоченности – постоянной, вошедшей в привычку, ею отмечены все лица венециановских персонажей, которые никогда не бывают ни беспечными, ни тем более весёлыми. Но это не грусть и не меланхолия – спутники праздности. Это неизбывное тайное печалование людей, не знающих праздности, которым вверена самая насущная и важная людская забота – радение о земле. В ней эпос крестьянской жизни, родственный материнской заботливости. Не случайно тема материнства существенным компонентом входит в центральные произведения Венецианова «На пашне. Весна», «На жатве. Лето», «На сенокосе. Лето», где на пашне не видно пахарей, а на жатве – жнецов, на поле - косцов: земля отдана на попечение матерям.

В силу этой причастности вечному и непреходящему венециановский мир естественно сопрягается с высокими, вечными образами – они, как бы навеваются и оживают в памяти: крестьянка в картине «На пашне. Весна», босыми стопами в лёгком шаге, ступающая по мягкой вспаханной земле и с тенью грусти бросающая взор на играющего под деревом младенца, напоминает рафаэлевскую Сикстинскую Мадонну. Ассоциация с мадоннами или даже иконописными изображениями Богоматери возникает и в картине «На жатве. Лето».

У Венецианова каждое его произведение как бы открыто в другое так, что образуется некоторое связное целое. Олицетворением такого единства когда-то была фреска. У Венецианова же это не столько осуществлённая форма, сколько художественно –постулированная идея циклической повествовательной формы – эпос народной жизни, представленный в последовательности лирических и описательных фрагментов, хранящих композиционную память о своей принадлежности к целому – всеохватывающей картине бытия. Поэтому жанр Венецианова, считает М.Алленов, следовало бы назвать не бытовым, а бытийственным. Картины «На пашне. Весна» и «На жатве. Лето», «На сенокосе. Лето» упорядочивают всю воссоздаваемую Венециановым картину крестьянской жизни, формируя работу воображения в виде сезонной цикличности.
« Венецианов как художник – реалист и общественный деятель стоит в начале того ряда мастеров русского искусства, который в XIX столетии увенчан именами П.А.Федотова, В.Г. Перова, И.Н.Крамского, И.Е.Репина, В.Д. Поленова, В.А.Серова » (Савинов А.Н., 1955,с.174).
Виноградов
 
Сообщений: 53
Зарегистрирован: 20 сен 2010, 17:47
Откуда: Удомля

2. Последние годы жизни

Сообщение Виноградов » 12 авг 2014, 15:39

Сразу же после покупки имения Венецианов, располагая деньгами и собственной рабочей силой начал быстро строить новые дома в Сафонкове: жилой одноэтажный дом и двухэтажный дом-мастерскую для художественных работ, которые к 1821 году были готовы.

Г.К.Леонтьева (1989 г. ) указывает, что художник увлёкся изображениями перспективы : « …с того мгновения, как впервые увидел с верхнего этажа деревенской мастерской уходящую за горизонт даль полей». Было это уже при работе над картиной «Гумно» в Сафонково в 1821 -1823 годах. В последнем доме он жил сам и работал как художник с натурщицами. В нём же размещались летом приезжие ученики и гости. Уже в 1824-1828 годах в этой мастерской временами проживали по несколько учеников художественной школы, первыми среди них были Никифор Крылов, Алексей Тыранов и другие.

Основная же мастерская художника была создана в Петербурге на 4-й линии Васильевского острова в арендуемом большом доме англичанина Давида Гильмора. В письме Н.П.Милюкову от 26.05.1825 г. художник писал: « Будем жить одни. Дом из голландского кирпича … Во внутренних сенях семь дверей, а во внешних – пять. Марфа чрезвычайно восхищена, у неё – сад ». По приезде Марфа Афанасьевна с деревенским радушием стала принимать в своём доме новых знакомых – жену академического ректора Авдотью Афанасьевну Мартос с четырьмя дочерьми, жену с дочерьми вице-президента Академии Фёдора Петровича Толстого (1783 - 1873). В этом доме у Венецианова жили и учились в мастерской первые его ученики: с лета 1824 г. – Алексей Тыранов, с мая 1825 г. – Александр Беллер, с июля 1825 г. – Никифор Крылов, с осени 1825 г. – Александр Алексеев. Летом 1825 г. Венецианов выехал в Сафонково, а к зиме вернулся в Петербург. Позднее мастерская размещалась в других местах на Васильевском острове.
Виноградов
 
Сообщений: 53
Зарегистрирован: 20 сен 2010, 17:47
Откуда: Удомля

3. Воспоминания Каменской Марии Фёдоровны

Сообщение Виноградов » 20 авг 2014, 15:13

Мария Фёдоровна была дочерью графа Фёдора Петровича Толстого (1783-1873) - вице-президента Академии Художеств, одного из друзей Венецианова: их дети дружили в детстве и юности, часто ходили в гости друг к другу. Мария Каменская на 20 страницах описала жизнь семьи Венециановых в очерке «Семейство Шепотковых», где художник назван Евсей Евсеевич, жена – Марфа Ивакиевна, дочери – Агафоклеичка и Клёпинька. Описания охватывают 1825 - 1830 гг. Корнилова А.В. указывает, что автор в сатирической форме изобразила домашний уклад жизни семьи, описывает квартиру и мастерскую художника в Петербурге. Однако подкреплённые другими свидетельствами детали описаний могут быть приняты и используемы при изучении культуры эпохи (стр.340).

В воспоминаниях (1861 г.) Марии Фёдоровны Каменской («Знакомые», журнал «Время»), часто бывавшей в доме у Венецианова, дружившей со сверстницами – дочерьми художника и хорошо знавшей всю их семью, описаны непростые взаимоотношения художника с его женой. Характеры у них оказались разные, «…вкусы у людей не одинаковые. Что нравилось Марфе Ивакиевне, всегда как-то не по душе было Евсею Евсеевичу; а что ему не нравится, то у него уж нрав такой был – ничего не пожалеет, а сокрушит» (стр.151). Эту черту его подчёркивали и другие современники, указывая на настойчивость, фанатичность (Н.Рамазанов). Он «…от своих желаний никогда не отступал, а она прав своих отстаивать не умела». «Евсей Евсеевич в доме … хотя всегда очень нежен и ласков с Марфой Ивакиевной, но она видимо его побаивалась. Мягко стлал Евсей Евсеевич, да видно спать–то жёстко было, хотя Марфа Ивакиевна в этом неохотно сознавалась. Разве уж не под силу придёт, так невольно что-нибудь вырвется в разговоре с друзьями. А пройдёт сердце, и опять не то заговорит» (стр.152).

«Художник в мастерской писал обнажённые женские тела с городских натурщиц, согласно своей «методе». «Живые натурки сильно начали прибывать… Редкий день не ловил он где-нибудь на улице натурку, приводил её к себе, тотчас же давал ей жалованье, и натурка вселялась вместе с другими натурками на постоянное житьё в мастерских. Таким образом, у него в короткое время составился преизрядный гарем» (стр. 163). Он «…не падал духом и пил полную чашу наслаждений в своём гареме. Но зато Марфа не пила, не ела с двумя дочерьми, сидя в своём курятнике. Совсем забыл о ней… . За дверями у мужа, бывало, хохот, грохот, хлопанье пробок в потолок, а у Марфы и огня на кухне не разводили…. Принуждена бедная … занять у кого-нибудь синенькую, и только к вечеру бывало с детьми пообедает» (стр. 164). Она жаловалась знакомым: «… вы ведь мне не поверите… что он со мной творить изволит со своими натурщицами. Вот и вчера до вечера сидели голодая с детьми… И добро бы не было! А то ведь пир какой вчера был, всю голову мне прокричали… Ел бы, пил бы там со своими срамницами, а то ещё и дразнить меня посылает… мне, вот через перегородку, колбасы, да шампанское кажут». Лишь «страшная холера 1830 года разогнала содомлянок из мастерской». В 1831г. Марфа умерла от нервного потрясения, и 50-летний художник больше не женился.

Подобные «вольные» гуляния были не редкостью в художественной среде. Дочь Венецианова Александра в своих воспоминаниях писала о взаимоотношениях отца с Карлом Брюлловым: «Брюллов часто бывал у него; приходил как вздумается, иногда во время обеда или часу в 12-ом вечера и говорил всегда, что приходит к Венецианову отдыхать и очищаться после оргий у Яненко и Кукольника» (см. раздел «Художник и женщины»). Эти эпизоды описывает и Каменская, подтверждая наблюдения Александры и расширяя их: «Евсей Евсеевич эгоистом не был… он любил делиться приятными впечатлениями. Как только поймает ночную птичку, так тотчас же и даёт знать своим собратьям: приходите посмотреть. Вот в один такой счастливый день собралось у него несколько художников полюбоваться делом. Между ними случился барон Юргенс (К.Брюллов), молодой шалун. Первый приступил он к разоблачению новой жрицы искусства, и довольно невежливо начал тащить с неё ревнивые одежды.
- Что такое, барон? Вы привыкли так обращаться с лошадьми… верно вы думаете, что и я лошадь?- сказала чопорная нимфа, представ в полной натуре перед естествоиспытателями – художниками.
- Нет, матушка я не ошибся: я вижу, что ты корова, а не лошадь! – ответил барон, грубо поворачивая натурщицу во все стороны
» (стр. 164).
Этот эпизод описывали и другие современники, подчёркивая также бесцеремонность манер Брюллова и экстравагантность его поведения.
Виноградов
 
Сообщений: 53
Зарегистрирован: 20 сен 2010, 17:47
Откуда: Удомля

След.

Вернуться в Удомельский р-н

Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1